Зимний цивилизованный велотуризм

Зимний цивилизованный велотуризм.

Если явление в природе существует, то его можно обрисовать и систематизировать.
Сейчас побеседуем о зимних цивилизованных велопоходах (ЗЦВ) и о том, как ими следует заниматься. Стиль схожих путешествий родился в Петербурге в клубе «ВелоПитер». Во всяком случае, создателю не понятно, чтоб кто-то ещё путешествовал таким макаром.
В чём сущность явления? В том, что группа велотуристов колесит на собственных байках по городкам и весям нашей страны, обычно, в декабре – феврале, проезжая за денек не очень огромные расстояния и останавливаясь в гостиницах. Почему конкретно так? Приятно попутешествовать по размеренным зимним дорожкам русской и СНГ-шной провинции, но «крутой зимой», когда погода изменчива, а длительность светового денька мала, охото приезжать в тепло. А вечерком можно с энтузиазмом побродить по улицам городов (каждый денек новых), устроить посиделки в гостинице. В особенности приятен в путешествиях такового типа контраст. Скажем, выезжаете вы из отеля, а на улице 18 грд. мороза! За 5-6 часов езды до другого города вы вволю «нахлебаетесь» холода и покажите свою удаль, а здесь как раз новый тёплый отель! Посидели часок, отогрелись, попили чайку, надели «солидные одежки» – и на прогулку! Очень рекомендую!
Наилучший срок для ЗЦВ – январские празднички. Свободного времени много, поехать за границу затратно (на Рождество дорожает всё, от гостиниц до авиаперелётов). Остаётся приятно провести время в родной стране, тем паче что российские гостиницы, в отличие от забугорных, в это время стоят фактически пустыми.
Исходя из убеждений выбора маршрута целенаправлено направить взгляды на южную часть страны: Брянскую, Тульскую области и южнее. Почему? Городка тут размещены гуще, что позволяет более комфортно планировать маршрут, денек приметно длиннее, чем у нас на севере, и климат в это время года более подходящий, чем, скажем, в Вологодской области. Не считая Рф для ЗЦВ годятся также Белоруссия и Украина. По поводу длины светового денька приведу числа. Его длительность 1 января в Курске составляет 7 часов 53 минутки (восход в 8.41, заход в 16.34), а в Питере 6 часов 1 минутку (восход 10.01, заход 16.02). Другими словами практически 2 часа различия, что достаточно значительно.
Для ЗЦВ совершенно подходят «связки» меж райцентрами, а вот главные трассы, равно как и просёлки – не вариант. Последние могут оставаться не чищенными, а на трассах даже зимой бывает тесновато. По расстоянию 65 км в денек плюс минус 15 км – «самое то». (Даже эти 60-70 км могут перевоплотиться в реальную «битву с дорогой», если она плохо очищена либо, напротив, обморозилась.) С одной стороны, это расстояние позволяет отлично размяться, с другой – оставляет силы, чтоб порадоваться вечерней прогулке по следующему городку. Не считая того, ранешний приезд туда даёт возможность впору принять меры в случае, если с гостиницей возникнут трудности.
Бывает, что в ней, к примеру, выключили свет либо отопление. Если в 4 денька находится, что гостиница не работает, то у вас остаётся время, чтоб добраться до примыкающего города (к примеру, ещё 30 км) своим ходом или на транспорте: электричкой либо автобусом.
Наличие гостиницы в городке можно найти по его статусу. В районном либо областном центре она должна быть. Ещё переночевать можно в общежитиях, которые сдают часть комнат, в домах отдыха и на турбазах (это бывает дешевле). В последние годы появились коммерческие мотели, но цены там, обычно, в 5 и поболее раз выше, чем в городских. Если вы сомневаетесь, есть ли в городке гостиница, это просто проверить. Приходите на переговорный пункт (в Питере – набираете номер 077) и заказываете переговоры с гостиницей в городке вашей мечты. Скажем, в Рыльске. Вас соединяют, взимая за нахождение телефонного номера плату в размере 2-х минут разговора с этим городом. Время от времени, правда, бывает, что гостиница есть, а телефона в ней нет. Тогда обозначенный способ приводит к ошибке: телефонный оператор может ответить: «Гостиницы в городке нет». Такие случаи с нами бывали.
Из снаряжения в ЗЦТ нужно брать фонарики на байк как задние, так и фронтальные (всё-таки время от времени не удаётся добраться до отеля засветло), «цивильную» одежку для вечерних прогулок, кипятильник, чтоб в номере попить чайку, спальник (он понадобится, если в гостинице холодно либо приходиться находить ночлег у местных обитателей). Лучше также иметь велочехол для перевозки байка в поезде. «Велочехол, изготовленный верно» не пропускает воду. Зимой это в особенности принципиально: стопроцентно отряхнуть байк от снега нереально, а когда вода с верхней полки купе капает на голову – это не очень приятно.
Питание идеальнее всего устраивать так: днем и вечерком ужин своими силами в номере гостиницы (для этого нужно иметь миски, ножики, ложки, кипятильник и/либо газовую горелку), а посреди денька обед в столовой. Сейчас в малеханьких посёлках (в особенности на трассах) открываются кафешки, где подкармливают дёшево и благопристойно. Настоящий обед может обойтись в $2-2,5, к тому же вы используете шанс посидеть в тепле. Но, если посреди вашего дневного пути городок не предвидится, нужно брать с собой перекус и чай в термосе.

Дальше описан маршрут подобного вида от Рыльска до Гадиловичей.
На Новый (2003-й) год замыслили мы проехать по границам трёх братских государств: Рф, Белоруссии и Украины. Желали не только лишь проехаться на байках в рождественские каникулы, да и поглядеть, где как люди живут через 10 лет после разделения СССР на независящие страны. Маршрут родился вроде бы сам собой: Рыльск (Наша родина) – Хреновка (Украина) – Гадиловичи (Белоруссия) – Жлобин (Белоруссия).
Наш поход начался от станции Суземка (до неё 3 часа на электричке на юг от Брянска), откуда через лес идёт асфальтовая дорога, которая прямо на наших очах заносилась снегом. 40 км до Севска, которые мы должны были перескочить за пару часиков, «пилили» все 4. В город прибыли в мгле и под «водянистым снегом». Это когда с неба вроде шёл дождик, но, попадая на одежку, здесь же преобразовывался в лёд. В местный «рэдиссон» мы зашли, практически треща: с каждым движением руки либо ноги ледок на одежке лопался.
30 декабря погода показала всё, на что способна. Дул встречный ветер, а лесов, защищающих от него, тут практически нет. Временами шёл не то снег, не то дождик, на дороге утром был лёд, а в обед – снежное месиво на льду.
Дороги, наверняка, в тех краях неплохого свойства – асфальт, но он оказался подо льдом и снегом. Ползли со скоростью 13-14 км/ч. Если честно, в этой части маршрута ничего увлекательного нет: ни прекрасных ландшафтов, ни увлекательных памятников. Более «весёлая» местность пошла перед Рыльском: бугры, лесополосы. По оледенелым спускам ехали просто крадучись.

Столица Рыльского района встретила нас магазином «Рыльчаночка», который произвёл на нас глубочайшее воспоминание своим заглавием, и страшно оледенелым спуском к гостинице. Местные обитатели просто застыли, когда двое байкеров на тяжелогружёных великах въехали на лёд, по которому текла талая вода. Если б мы были в одиночестве, то наверное бы навернулись. Но здесь пришлось честь мундира держать!
Тормознули в этаком «хилтоне», в номере «люкс». Как он смотрится? Номер на двоих с чёрно-белым телеком, который ловит два канала с помощью антенны, привязанной верёвочкой к трубе батареи. Стол со следами ожогов от кипятильников, кровати раздолбанные, но спать можно. Удобства – два «очка» на этаже. Ходить туда можно исключительно в уличной обуви, ибо на полу не очень чисто. Ну и, естественно, идя в туалет, не стоит забывать фонарик: света нет. Но есть душ – приятное отличие рыльского «хилтона» от многих других провинциальных гостиниц. Если кому покажется, что такие условия не неплохи для встречи Нового года, то это глубочайшее заблуждение! Даже очень подходят! Конкретно в этом мы удостоверились на последующий денек.
Днёвка. Отлично тут, в Рыльске! Правда, задул одичавший ветер, похолодало на 15 грд, но нам ехать сейчас никуда не нужно. Заглавие город получил не из-за наружности собственных обитателей, а по имени речки Рыло, которая впадает тут в реку Сейм. Город очень приятен, сначала благодаря типичному ландшафту: бугры, рассечённые оврагами. Строения в главном каменные, постройки конца 19 века, есть несколько увлекательных церквей; рядом с городом размещен монастырь.
Вечерком устроили встречу Нового года. Меню: скумбрия х/к, пюре растворимое, масло шпротное, вино сухое, яблоки. Полная свобода: считаем скумбрию новогодним блюдом, означает, так оно и есть. Не любим шампанское? А кто нам произнесет, что Нового года без него не бывает?
На другой денек нам предстояло пересечь границу Рф и приехать в украинский город Глухов (всего 66 км). Днем выехали поздно, часов в 10. Рыльск ещё спал, редчайшие прохожие шли куда-то нетвёрдой походкой. Одна дама, приняв нас за местных обитателей (ну кто ещё может здесь ехать в ультрексовых костюмчиках и гортексовых ботинках на байках «MARIN» с велорюкзаками в 10 часов утра 1 января?!), поинтересовалась у нас дорогой к магазину. Это событие так потрясло Аню, что на ближнем спуске она свалилась дважды. Местные с осознанием качали головами. Естественно, задумывались они, тяжело «с бодуна» ехать по оледенелой трассе!
Дорога в Украину чищеная, местами оледенелая. Ехать по ней забавно: холмы, посадки, лесополосы. Приближаемся к границе. Вот прошлый переезд. Когда-то тут проходила стальная дорога. Слева ещё лежат рельсы, а справа их уже разобрали. Эта ж.-д. ветка шла как раз по границе, пересекая её в почти всех местах. Вот пос. Городище. Идёт трасса: справа – домики, слева – лес. Домики русские, лес – украинский. Оп! Магазин! Дай зайдём, узнаем, чей он. На очень выраженном украинском говорке нам отвечают: «Наш, естественно! А вот лес за магазином – уже ихний!» Из расспросов выяснилось, что «огромного беспредела» на границе нет. Другими словами официально пересекать её нельзя, но никто это не держит под контролем. Потому местные продолжают ходить по грибы в примыкающее правительство. Вобщем, бывают и патрули. Вот говорят, один небритый украинец незаконно через лесок пошёл в Россию. Казалось бы, ну и что? Но попался патрулю, приняли за чеченца и длительно выясняли: кто, откуда, куда?
Приезжаем на границу. Тут всё, как у «огромных»: таможенная зона, пограничный контроль. Мы не единственные на КПП: ещё находятся две машины и семья иммигрантов с Украины (движутся на ПМЖ в Братск). Пограничники записывают номера наших паспортов. Годятся как зарубежные, так и общегражданские, но не просроченные.
Въезжаем на украинский КПП. В центре свора собак, одна из их кусает Аню за ботинок. Заполняем иммиграционную карту, получаем штамп в паспорт и после лаконичного досмотра велорюкзаков въезжаем в Незалежную. Вокруг ничего не изменяется. Оказывается на виду разве что Незалежность. Скажем, подъезжаем к школе и лицезреем на ней большой плакат: «Вы – малыши Незалежной Украины». Подобные лозунги показываются и в других местах.

Въезжаем в Глухов. Поначалу промзона. Миновали «Завод средств вычислительной техники». Останавливаемся в общежитии для военнослужащих.
Всё как в Рф, один к одному: из 5 ламп работает одна, душа нет, мебель типовая. Правда, средства другие – гривны. Но цены приблизительно те же. Если в Рыльске мы платили 130 р. (хотя были номера и по 80), то тут вышло около 75. Ранее, когда люд массово «челночил», рубли в Украине брали. Сейчас, при схожих ценах по обе стороны границы, здесь не только лишь закончили брать рубли, да и даже не знают обменного курса (приблизительно 6 р. за 1 гривну. – Прим. ред.). Кстати, баксы поменять прибыльнее.
Вышли в город. Всюду полная иллюминация, соборы подсвечены, ёлок – штук 10, и все в гирляндах. В магазинах обилие. Цены приметно выше, чем в примыкающих регионах Рф. Хлеб, скажем, вдвое дороже, чем в Рыльске.
Глухов – совсем прелестный городок, и жить в нём, наверняка, приятно. А вот сказать, лучше либо ужаснее тут живут люди, чем в Рф, тяжело. Естественно, нужно ассоциировать не с Питером либо Москвой, а с примыкающим Рыльском.
Таких одичавших критерий на дорогах, как на Украине, я больше нигде не лицезрел. От Глухова до Новгорода-Северского 68 км полностью нагого льда, намороженного на асфальт. Где-то видно, что посыпали песочком, только мест таких сильно мало. Въезжаем в Шостку. Помните, у кинофильмов русского периода в титрах значилось: «Кинофильм снят на плёнке Шосткинского ПО «СВЕМА»". Вот этот завод тут. Состояние дорог в Шостке по другому, как «полным атасом», переходящим в кромешный ужас, именовать нельзя. Лёд тут не ровненький, как бы кусочками. Ехать по нему страшно. Перед Новгородом проехали по умопомрачительно прекрасной дорожке, идущей повдоль берега Десны. Крутейшие спуски, потом подъёмы. Всё, естественно, оледенелое. Обгоняем старика, ведущего под уздцы лошадку с возом сена. Вообщем, во всех трёх странах много лошадей стало у народа.
Въезжаем в Новгород-Северский и останавливаемся на турбазе. За 130 р. получаем полкоттеджа (9 лежачих мест, две комнаты, веранда, душ, застеклённый балкон). Правда, снутри градусов 12-13. Да и в русских гостиницах температура в 14 грд в помещении не считается холодом.
Идём в город. Как Глухов – современный и прекрасный город, так Новгород-Северский – зона экономического бедствия. Улицы практически не освещаются: работает каждый 2-ой фонарь и то в полнакала. В магазинах пустовато. Спрашиваем продавщицу: «А где же сыр вашего завода?» – «Да не берём его». Сыр, производимый тут, выходит приблизительно по 90 р. за кило. Такую стоимость местные платить не могут. Ну и другие продукты тут приметно дороже, чем в других украинских городках.
…Вчера я задумывался, что пищу по стршным дорогам. Как я заблуждался! Это были просто «хайвеи»! Сейчас мы катим по узенькой оледенелой трассе. На первых 20 км Аня свалилась 5 раз. Я уж задумывался, что не доедет: 5 падений на 20 км пути означают 25 падений на весь 100-километровый участок. Но Аня наловчилась ездить и падать закончила. Скорость – 13 км/ч, ибо жутко скользко. Одно утешает: погода отменная. Проезжаем Семёновку, въезжаем в последнее украинское село на границе с Россией – Карповичи. Тут нас берут в плен охраны границы. Инспектируют документы, регистрацию, звонят в центр. Всё в порядке, но границу в Карповичах пересекать нельзя: можно исключительно в местах, где есть КПП (это круг в 80 км). Вечереет, ехать вспять полностью не охото. Делаю вид, что мы собираемся уезжать, а сам подкатываю к трём бабкам и завожу шпионский разговор. Удалось выведать, что напрасно ехали мы через село и сейчас лучше держать на окраину, там вправо мимо поля через лесок по тропе до трассы – и мы в Рф.
Так и поехали. Поначалу на окраину села, позже по тропе. С автобуса, который только-только ушёл, впереди уже идут 4 человека. Тропа (точнее, просёлочная дорога) нехорошая, но я пищу. Скорость приблизительно 6 км/ч. Пешеходов обгоняю, но не очень. Аня идёт пешком.
Как смотрится граница меж братскими странами? Я задался этим вопросом, как мы вступили на тропу. Неуж-то так и проедем через поле да лесок (всего-то 4-5 км), и не будет никакого знака?! Как я усвою, что пересёк «священную черту»? Но «символ» был. В одном месте слева от дороги был лес, а справа поле. Его пересекала ветрозащитная посадка 40-летней давности. В этом месте дорога была перерезана канавой, а за ней на дорогу был повален толстый тополь. Я сходу сообразил: это и есть граница меж Россией и Украиной. Вот так она смотрится в этом месте. Я бы произнес, подло смотрится. Ни знака «Муниципальная граница» нет, ни хотя бы столбика, какие ставят лесники в лесах, ни шлагбаума. Нет ничего! Вырыта канава, и свалено дерево. Как подло граница поделила судьбы людей, так подло она и смотрится на местности.
Шоссе, идущее по Рф, оказалось приметно лучше украинских дорог. Было видно, что его чистили, и песком оно было посыпано. Мы сходу покатили 18 км/ч. Ну и вообщем был некий прилив радости: границу пересекли, мы на Родине! Тормознули в первом же магазине и гордо вынули рубли. Приобрели на их гнилостной сырок, который не смогли съесть (срок годности истёк ещё в прошедшем году), и чёрствый корж. Нет, что ни гласи, а Наша родина и Украина – братские страны. Да, у их стршные ледяные катки заместо дорог, а у нас зато гнилостные сырки и коржи «5 звёздочек».
Уже в полной мгле прибыли в Климово. По дороге Аня 1-ый раз попала под машину. На спуске в мгле наехала на что-то и свалилась под автобус. Он затормозил и тихонько бампером поддал Ане по спине. Нет, «ночной полёт – не время для полётов», как верно пел Ю.Визбор. Как ни стараешься выезжать с рассветом, а всё равно время от времени до заката приехать на место не успеваешь. После Новгород-Северского нам казалось в Климово, что мы в раю. Нет, естественно, в местной гостинице тоже не оказалось жаркой воды, а «удобства» были, мягко говоря, жутковатыми, зато был автоматический телефон, почищенные светлые улицы.
4 января нам предстояло побывать в увлекательном месте, где границы всех трёх стран – Рф, Украины и Белоруссии – соединяются в одном месте. Выехали днем. Ветер встречный. Шоссе, ведущее к кургану, не такое уж и не плохое: снег убран плохо. Ехать достаточно тяжело. Тащимся приблизительно 14-15 км/ч. К тому же 1-ый участок дороги, 28 км до Чуровичей, прямой, как стрела; достаточно скучновато.
Перед курганом – российская таможня. Умопомрачительно, но тут работают милые люди, чего тяжело сказать об их собратьях на других участках госграницы. Ещё километр через достаточно приятный лес – и монумент, прошлый Курган Дружбы. Либо лучше сказать, Курган Бывшей Дружбы. Как ещё, если, посмотрев от кургана, видишь КПП Украины, КПП Белоруссии. КПП Рф не проглядывается, но его присутствие чувствуется. Такая вот «дружба».
Памятников на кургане три. 1-ый – монументальный русских времен. На нём барельефы с 3-мя группами людей, любая из которых что-то представляет из нашей недавнешней истории. Здесь и индустриализация с коллективизацией (трактор, завод), здесь и революция с «Авророй» на заднем плане, и Российская война. Будто бы появились российские с украинцами на свет исключительно в 1917 г. 2-ой монумент – стилизованный крест с письменами православного толка, возможно, поставленный уже в недавнешнее время. 3-ий – это чёрный камень, который так обморозился, что прочесть написанное на нём было нереально.

Курган Бывшей Дружбы
Осмотрев Курган Дружбы, мы направились в сторону Белоруссии. Граница её – самая европейская из всех нами виденных в этом походе. Даже магазин «дьюти фри» есть. Всё чисто, аккуратненько. Форма пограничников несёт внутри себя некоторый европейский шарм. Въезжаем в страну без заморочек; правда, дорога на белорусской стороне не чищена. Вобщем, это оказалось быстрее исключением: в целом дороги в Белоруссии много лучше, чем в Рф и Украине.
В первом же селе отмечаем: цены очень высочайшие, приблизительно как в Питере. Потому что у нас с Белоруссией таможенный альянс, то на прилавках много русских продуктов – они дешевле. В особенности это касается промышленных изделий, завозимых местными коммерсантами. Кстати, меня досматривали таможенники и на выезде из Рф, и на заезде в Белоруссию, причём белорусы инспектировали количество пищи (разрешено иметь менее 10 кг на нос). Если такие таможенные ограничения, то, означает, полного таможенного союза нет?
Главное, что оказывается на виду в Белоруссии: люд работает. Вот три (три!) трактора тащат большой стог сена. Вот какие-то трудяги совершают странноватые манипуляции с агрегатом непонятного предназначения. В общем, все при деле. Такой социализм с человечьим лицом. Некое свободомыслие белорусам тоже не чуждо. Взять, например, религию. При социализме она была в загоне, а сейчас – пожалуйста! Веруй – не желаю! Даже в той гостинице в селе Тереховка, где мы должны были ночевать, устроили церковь! Узнав, что ночевать нам негде, я даже не стал интересоваться, как сейчас именуется церковь: «Юбилейная», «Колхозная»? Мы направились на вокзал и уехали на «дизеле» в Гомель.
До того как обрисовать, как мы ночевали в Гомеле, расскажу о том, что людей в Белоруссии делят на три категории. Это осетрина бывает только одной свежести – первой, а люди, как выяснилось, могут быть и трёх видов. Высший – это, естественно, граждане далекого зарубежья. 2-ой – это мы с вами, граждане государств СНГ. Ну и «третьесортные люди» – это местные. Плохо ли быть человеком третьего сорта? Не очень, в особенности если для тебя нужно переночевать в отеле. Граждане Белоруссии платят там 1/3 от того, что платят граждане первого сорта, и 1/2 от того, что платят россияне. В Гомеле номер стоил около $10 с белорусов и $20 с каждого из нас. Пришлось нам коррумпировать администраторшу гостиницы, и она поселила нас за 20 «баксов» на двоих. Всё равно считаю, что мы очень переплатили: в номере было +13 грд С, а брать больше бакса за каждый градус тепла – это грабёж.
Гомель был весь в иллюминации. У нас перед окнами стояла большая ель в гирляндах. Вокзал переливался подсветкой. Автобусы и троллейбусы шли один за другим. В магазинах обилие, но с социалистическим цветом: скажем, в отделе несколько продавщиц, часть из которых болтает вместе, а на покупателей – ноль внимания. Либо в другом отделе лежат такие длинноватые зелёные плоды. Очень похожи на бананы, но зелёные. Неужто белорусам больше нравятся такие бананы? Продавщица не грубит, но так гласит: «Что вам?», что сходу понимаешь: у неё не забалуешь.
Днем мы встали в 5.40 местного времени и включили радио. В 6 утра началась передача «Сельский час». Отменная передача. Из неё мы узнали, что операторы машинного доения целого ряда фермерских хозяйств вышли на новый предел – 200 л. молока с скотины. Потом прослушали выступления главы другого фермерского хозяйства, которое вышло на 3-е место в Брестской области по каким-то показателям. Председатель колхоза сказал о внедрении новых линий по переработке овощей. Если не знать, что на дворе год 2003-й, можно было бы поразмыслить о 1983-ем, например.
Выехали из Гомеля электричкой до Кошелевой Буды и дальше продолжили путь на байках. Холодно, градусов до 20 будет, и солидный ветер в лицо. Ну и не ждали, что дорога в Гадиловичи будет лёгкой. Вокруг идут поля, поля. Тормознуть нереально: дует по-чёрному. На границе Буда-Кошелевского и Рогачевского районов трактор, чистивший дорогу, сделал реверанс и возвратился на базу. Далее нечищеный участок с колеёй от машин. Верно: дорогу нужно чистить не всю, а исключительно в своём районе. Ехать стало увлекательнее.
Въезжаем в Гадиловичи. Думаю, это село окрестили так в шуточку. Кто мог именовать всерьёз стоящее на берегу Днепра среди высочайшего соснового бора село Гадиловичами? Если это райское место – Гадиловичи, то какие же люди живут в примыкающем Жлобине?! Вобщем, выяснять это мы не стали, а поехали в Рогачёв.
Сказочная дорога, начавшаяся для нас в Гадиловичах, продолжилась и в сей день. Мороз тоже был достойным – около 20 грд С, но без ветра. Мы катили км 18 в час по асфальту, покрытому укатанным снегом. Проехав 60 км, въехали в город Быхов. Тут без боя приобрели билеты и без скандала сели в поезд. Право, хотя и ожидают социалистическую Белоруссию, судя по всему, нелёгкие времена, но воспоминания она оставила самые добрые.
Вот так можно путешествовать зимой «цивилизованным образом».

Аналогичный товар: Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.