Вход в Сокровищницу Фараонов

Вход в «Сокровищницу Фараонов»

Вход в Сокровищницу Фараонов «К особенностям паломничества в Страну Востока принадлежало в числе остального и то, что хотя Братство, предпринимая это странствие, имело ввиду совсем определённые, очень возвышенные цели, … но каждому отдельному участнику было допустимо и даже вменено в обязанность иметь ещё и свои, приватные цели…»
Герман Гессе. «Паломничество в Страну Востока».

На Западе, в особенности посреди молодёжи, популярны свободные путешествия по цивилизованным местам. Ранец, спальник, нужные визы – и перед тобой открыт весь мир. Средства передвижения – все доступные виды транспорта. Причём как правило это не автостоп: оплата билета на рейсовый автобус не очень бьёт по кармашку, но резко увеличивает скорость передвижения и понижает количество заморочек (уговоры водителей, разборки с контролёрами и др.). Ночёвки в кемпингах, хостелах либо дешёвых гостиницах также не требуют очень огромных издержек, но сберегают время и силы, нужные на поиски «вписки». При всем этом сохраняется дух свободного путешествия: свобода в выборе маршрута, автономность, самодеятельность, прямой контакт с местным популяцией, взор на страну «изнутри», дух романтики и приключений.

Конкретно таковой вид путешествий мы с супругой Ирой предпочли для поездки по Ближнему Востоку в феврале 2004 г. Выбор маршрута определялся несколькими причинами. Нам хотелось на короткий срок вырваться из морозной Москвы в лето. А цены на чартерные перевозки в Египет зимой очень падают и 8-дневный тур в Шарм-эль-Шейх с проживанием в гостинице (где можно позавтракать и отдохнуть после перелёта и перед возвращением в Москву) обошёлся нам в $180 на каждого (за пару дней до вылета просили за тот же тур уже $145). К тому же у нас заканчивался срок деяния загранпаспортов и хотелось поначалу получить израильскую визу (закрывающую в предстоящем для путешествий многие арабские страны), а потом уже оформлять новые паспорта. Мы замыслили побывать на Мёртвом море – самой низкой точке поверхности планетки (400 м ниже уровня моря), в Иерусалиме – святом месте трёх глобальных религий, в таинственном городке Пе’тра – одном из самых увлекательных мест на Ближнем Востоке.
14 февраля мы вылетели из Москвы в Шарм-эль-Шейх. Визу получили прямо в египетском аэропорту за $15. Из Египта (там мы уже бывали) сходу направились в Иорданию: на рейсовом автобусе добрались до городка Нувейба и приобрели билеты на паром до Акабы. При входе на судно иорданский пограничник с удивлением рассматривал наши паспорта. Мы растолковали, что живойём в Рф, а визы у нас нет, потому что желаем получить её по прибытии в страну, в Акабе. На пароме заполнили декларации и сдали паспорта, которые нам возвратили уже на границе, поставив бесплатную двухнедельную визу, позволяющую находиться в этой свободной экономической зоне. Конкретно на это я и рассчитывал (хотя в посольстве Иордании в Москве убеждали, что виза платная, и даже консул заявил, что бесплатная виза выдаётся только организованным туристическим группам). Вечерних автобусов до посёлка Вади Муса, рядом с которым находится именитая Петра, нет, времени терять не хотелось, и мы совместно с американской парой взяли такси (30 динаров за машину, приблизительно $42). Шофёр рекомендовал нам очень солидный дешёвый отель «Валентин».

Вход в Сокровищницу Фараонов Гостиницы обеспечивают бесплатный проезд до входа в Петру, хотя это неподалеку и можно дойти пешком. Входной билет стоил 11 динаров (9 для студентов), т.е. около $15. В Петру мы вошли первыми, рано днем, и весь денек бродили по этому мёртвому городку, окружённому труднопроходимыми горами. К нему ведёт длинноватая (более 1 км) и узенькая (до 2 м в ширину) щель в горах, так именуемый Сик. Вертикальные 100-метровые горы по его сторонам создают сильное воспоминание. Так и представляешь для себя чувства путешественника, пробирающегося по этому проходу в столицу Набатийского королевства в I в. до н.э. (к этому времени относится 1-ое упоминание о набатийцах, в Библии есть упоминания о Петре как о столице царства Эдомитов).
По непонятным причинам город был заброшен и спустя много веков найден швейцарцем Людвигом Бургхартом. Он, выдавая себя за бедуина, скитался в этих местах в 1812 г., и местные обитатели открыли ему тайну мёртвого городка, укрытого в горах. Пройдя Сик, Людвиг натолкнулся на красивый розовый храм – нареченный позднее «Сокровищницей фараонов» – и, добравшись позже до Каира, поведал о своём открытии. В ХХ веке город стал пользующимся популярностью туристическим объектом. Тут снимался кинофильм «Индиана Джонс и последний крестовый поход».

Сам город – это бессчетные вырубленные в горах пещеры. Их настолько не мало и они так плотно размещены, что напоминают окна современных многоэтажек, только, в отличие от обыденных домов, тут подъём с этажа на этаж проходит по внешней лестнице. В пещерах встречаются каменные ложа, маленькие дополнительные комнаты, остатки очагов. Красноватые горы с зигзагообразными прожилками образуют прекрасные неподражаемые узоры на внутренних и наружных стенках жилищ. Чуть приметные тропки карабкаются по скальным полочкам крутых склонов ущелий. Вот храм с вырубленными в камне очень разрушенными временем барельефами каких-либо воинов. Вот огромный лев, высеченный на большой глыбе; фигура, в особенности голова, тоже очень пострадала. Из старенькых каменных домов издавна всё вынесли, остались только разноцветные гладкие полы и стенки, но смотрятся они как богато убранные залы.
Вылезаем на высочайший перевал. На нём обелиск, напоминающий монументы богу солнца Ра в Луксоре. Вся архитектура городка, размещенного на перекрёстке цивилизаций, – коктейль из перемешанных культур. Рядом с перевалом – верхушка с площадкой для жертвоприношений. Откуда-то возникает бедуинка с грудным ребёнком на руках и предлагает Ире его приобрести. Малыш красивый, неясно только, для чего его затащили так высоко и кто будет его тут брать… Спускаемся к традиционному греческому театру на 8 тыщ зрителей. Вырубленные полукругом в камне ряды сидений сбегают к маленький сцене. Наибольший и прекрасный храм, так именуемый Монастырь, находится на другом конце городка, и только заключительный подъём по крутой скальной дорожке займёт более 40 минут.
Вход в Сокровищницу Фараонов Из Петры в Акабу в 16.00 был должен отправиться маленький рейсовый автобус, но он почему-либо уехал на полчаса ранее и нам пришлось ворачиваться на машине. В Акабе мы тормознули в дешёвом арабском отеле «Red Sea», напоминающем нашу общагу. Двухместный номер стоил 6 динаров за ночь (за 1 динар давали $1,45). В туалете заместо унитаза – дырка в полу, заместо туалетной бумаги предлагалось пользоваться, по арабской традиции, кувшином с водой. Отношение местных было самое дружелюбное, причём полностью искреннее. Иордания существенно богаче Египта, люд живойёт лучше, дома со спутниковыми антеннами, на улицах не видно нищих. Обыкновенные иорданцы ведут себя с чувством собственного плюсы, а девицы держатся более свободно. Но Восток есть Восток. И тут вам непременно попробуют чего-нибудть реализовать по завышенной стоимости либо «подогреть» на курсе валюты, но в Иордании с вас не попросят стоимость, на порядок превосходящую реальную, как это нередко бывает в Египте.
Днем мы изловили машину и за 3 динара доехали до пограничного пт Арова (автобусов нет, а пешком идти нельзя). Израильскую визу мы получили в Москве через фирму «Сан Трэвел», для этого пришлось оплатить два денька проживания в гостинице в Иерусалиме, но после получения визы мы от гостиницы отказались, средства нам возвратили, мы утратили на этом $5 (виза стоила $30).
Сотрудника компании «Сан Трэвел» израильтянина Арика заинтриговал наш совершенно не обычный маршрут и он и отдал огромное количество ценных советов. К примеру, рекомендовал возвратиться из Петры в Акабу и перебегать границу тут, а не на севере, через мост короля Хуссейна, потому что в данном случае придётся ехать в Иерусалим мимо беспокойного Иерихона. Порекомендовал взять в Эйлате напрокат машину, утверждая, что вся эта дорога до Иерусалима неопасна, а единственный проблемный участок, так именуемая зона «С» (не обозначенные на карте палестинские местности, находящиеся под контролем израильских войск) днём также неопасна. Эта информация соответствовала реальности, хотя на израильском форуме в Вебе местные были не так оптимистичны. Встречались даже представления, что если вы приехали на машине с израильскими номерами в Рамаллу (а дорога в зоне «С» идёт неподалеку от этого городка) и вас просто уничтожили, то считайте, что вам подфартило. Как мне растолковали на форуме, я могу просто не успеть достать собственный русский паспорт. И хотя Веб нередко грешит очень категоричными суждениями, на душе было малость тревожно.

Вход в Сокровищницу Фараонов …Арабскую сторону границы прошли очень стремительно, заплатив 5 динаров выездного налога. Пограничник с энтузиазмом рассматривал наши паспорта. Позже до него доходит: «Раша!.. Чечня, Афганистан!» Приятно, что кто-то знает о твоей стране, жалко, что информация какая-то односторонная. И вот мы уже шагаем по асфальтовой дорожке, проложенной через минное поле (все границы Израиля заминированы) к показавшемуся израильскому посту. Тут нас повстречали красивые девицы в военной форме. Ещё в Москве я вызнал, что наличие визы не гарантирует переход израильской границы, могут завернуть, даже не объясняя обстоятельств. Да, так кропотливо нас ещё никогда не инспектировали: попросили не только лишь паспорта, да и водительские права (мои забраковали сходу, а по поводу новых Ирининых представления разошлись). Ранцы просветили поочерёдно в трёх проекциях, потом выпотрошили и исследовали все вещи. Чай из термоса выслали на анализ, длительно изучали зонт… Убедившись, что мы не евреи, родственников и друзей в Израиле не имеем, цель поездки – Иерусалим, девицы перебежали на проверку «легенды» нашего путешествия. Мы чётко поведали о нашем маршруте и ценах на проезд, всё сошлось, и нас пропустили к последующему окошку. Тут мы заполнили таможенные декларации. Женщина спросила, сколько у нас средств. Точную сумму я не знал и именовал приблизительно. У последующего поста (видимо, таможни) я прочел, что за некорректно нареченную сумму ввозимых средств полагается 6 месяцев кутузки. Потом никто мои средства не пересчитывал и заморочек с этим не появилось.
Обменяв валюту в последнем окошке, облегчённо вздохнули. Мы были единственными людьми, пытающимися въехать тут в это время в Израиль, все же прохождение границы заняло около 2 часов. Женщина в обменном пт отлично гласила по-русски, гостеприимно встретила людей из Рф и выдала «секретную» информацию: в 10 минутках ходьбы на шоссе остановка автобуса в Иерусалим. Другая, англоговорящая женщина, позже пробовала подсунуть нам такси, уверяя, что никакого автобуса нет. Остановку отыскали просто, но расписания на ней не было. Выручил израильский боец с длинноватым автоматом за спиной. (Кстати, местные бойцы мне приглянулись: обходительные, раскрепощенные, улыбаются и довольны жизнью.) Он сказал, что нам нужен автобус N 444, и показал, что при его приближении необходимо встать и подойти к шоссе, даже позвонил по сотовому на станцию и узнал время отправления.
Расположенный рядом курортный город Эйлат – самое неопасное место в Израиле, хотя и тут бывают эксцессы. Я спросил бойца о боях в лесах близ Эйлата, информация о которых пару недель вспять промелькнула в Вебе, тот подтвердил, что это были палестинские партизаны, и махнул рукою в сторону финиковой рощи у иорданской границы. Автобус прибыл в 10.05. Билет покупается у водителя и стоит 68 шекелей (за $1 в Иерусалиме давали 4,4 шекеля). На автовокзале Иерусалима всех нас снова кропотливо обыскали. Вообщем, неизменные проверки вещей – неотъемлемая часть жизни Израиля. Инспектируют всюду: на входе в музеи, гипермаркеты, автовокзалы… Люд очень озабочен вопросами безопасности. После неунывающей Иордании тут как-то холодновато, и дело не только лишь в особенно низкой для этих мест температуре. На лицах обыденных пассажиров городского автобуса, на котором мы добирались от автовокзала до Старенького городка, отпечаток некий тоски, неуверенности и даже ужаса. Вобщем, это можно осознать: через два денька тут снова подорвали автобус. Самые уверенные и неунывающие люди – бойцы, забавно болтающие на улицах девицы и юноши с автоматами за спиной. Русских не так много, но они были и охотно помогали ориентироваться в лабиринтах Нескончаемого городка.
Добравшись до Яффских ворот, мы тормознули в дешёвом арабском хостеле Петра (100 шекелей за номер). Поторопились: за те же средства можно было поместиться в более солидном примыкающем «Яффа Гейт». Ориентироваться в Древнем городке трудно. Карта нехорошая, компас не взяли, неба не видно из-за бессчетных арок и перекрытий. Резко стемнело, закрылись лавочки, и город опустел. На кривых улочках остались только стайки палестинской молодёжи и редчайшие туристы. Вот идёт пара из Словении. Араб звучно обижает парня, очевидно провоцируя стычку. Словенец проглатывает оскорбления, не поддаваясь на провокации. Подходим к нему. Араб, лицезрев подошедшее подкрепление, отстаёт. «Тут вечерком опасно для прогулок», – гласит словенец и указывает нам правильное направление. Даже в каменных лабиринтах Стоун-тауна на Занзибаре, пожалуй, нам было спокойней, хотя о нежелательности вечерних прогулок там было написано на дверцах всех гостиниц, а тут никаких предупреждений мы не повстречали. Вобщем, необходимы ли они в Восточном Иерусалиме в разгар палестинской интифады?!
Достаточно прохладно, в холле гостиницы топят дровами печь-»буржуйку». Постояльцы тянут к огню замёрзшие руки. Но нам тепло в наших горных спальниках…
Днем проходим по Виа Делороза, по которой шёл на Голгофу Христос. Улица забита торговцами, продукты развешаны прямо на мемориальных досках, отмечающих путь Иисуса. Паломников фактически нет. Ира отлично подготовилась, взяла платок и длинноватую юбку. К нам подходит юная христианка-бельгийка. «Вы пилигримы?» Отвечаю утвердительно. «Давайте я покажу вам путь Христа на Голгофу». Женщина приехала к Святым местам одна и малость опасается. В храме Гроба Господня пустовато. Выходят, энергично крестясь, две паломницы, и мы остаёмся фактически одни. Лишь на втором этаже спит греческий монах. Кусочек стенки густо исписан автографами туристов. На стекле, защищающем камешки с пятнами крови Христа, написано кое-чем вроде губной помады: «Иисус, мы помним о для тебя».

Вход в Сокровищницу Фараонов У каких-либо ворот нас снова останавливают бойцы, не пуская на Храмовую гору. Вобщем, об этом предупреждали ещё в Москве. Очередной поворот – и новый блокпост. Боец спрашивает: «Мусульманин?». Вижу указатель «К стенке плача» и не знаю, что ответить. Боец, решив, что мы не осознаем по-английски, тычет в картину с изображением мечети Омара. «Да, да, нам конкретно сюда», – вступает в разговор Ира, и нас пропускают на Храмовую гору.
Эта гора – наибольшая неувязка во отношениях евреев и мусульман. Тут стоял храм Соломона, разрушенный римлянами, это святое место для иудеев. От храма осталась только опорная стенка, так именуемая Стенка Плача, у которой собираются евреи, рыдают о разрушенном храме, мечтая его вернуть. На его развалинах, со священной горы (которая является священной и для иудеев: конкретно там Авраам предлагал Богу в жертву собственного отпрыска Исаака), вознёсся на небо пророк Магомет, и вокруг места вознесения была построена мечеть Омара, 3-я по значимости (после Мекки и Медины) святыня мусульман. Другими словами для восстановления храма Соломона необходимо снести мечеть, что совсем неприемлемо для мусульман. Осмотрев мечеть снаружи, мы решили зайти вовнутрь. Группа арабских дам подошла к двери, разулась и на цыпочках вошла. Я двинулся следом, но был остановлен сторожем, который сходу разоблачил во мне немусульманина: я пробовал войти в мечеть через вход для дам.
Потерпев беду, возвратились к бойцам и направились к стенке плача. На входе в туннель нас обыскали и отыскали в моём рюкзачке перочинный ножик. После чего меня как террориста завернули, а Ира пошла к Стенке Плача, приложила руку и стремительно возвратилась. За этот период времени я уговорил боец и, оставив ранец с «орудием» Ире, прошёл к Стенке. Туристку, которая шла передо мной, к Стенке не пустили, послав глядеть на молящихся парней через стекло в малеханькой будке, где уже скопилось несколько дам (к этому участку Стенки пускали только парней). Учитель привёл группу мальчишек и разъяснял, как верно молиться, упираясь головой в Стенку. Два раввина раздавали какие-то верёвочки израильским бойцам. В щели в Стенке были засунуты записочки с просьбами к Богу.
Возвратившись к Яффским воротам, мы поднялись на башню Давида, где и сфотографировались с «ВВ» на фоне храма Гроба Господня и лежащего понизу Иерусалима. Башни, построенные Давидом, вошли в состав сооружённой позднее крестоносцами оплота. Она позже не один раз достраивалась, и над одной из башен появился минарет.
На автобусе выехали из городка в 14.00, вылезли на некий маленький остановке и прошли на безлюдный сберегал Мёртвого моря. Тепло. Вода очень солёная и щиплет раны. Плавать удаётся лишь на спине: ноги выбрасывает из воды и нереально оттолкнуться. Зато комфортно лежать на поверхности воды, читая газету. О непогодице в Иерусалиме напоминают тёмные тучи, через которые пробиваются лучи солнца, пятнами освещая голубые горы Иордании на обратном берегу. Радуга, раскинувшаяся на полнеба, отражается в тяжёлых, вроде бы маслянистых, водах. Белоснежные кристаллы соли, облепившие все предметы на берегу, делают необычные композиции, завершая этот умопомрачительный, неземной пейзаж. Обхватывает чувство умиротворённости и покоя, вневременности и ирреальности происходящего.
На последнем автобусе мы доехали до Эйлата и переночевали в мотеле у автовокзала. Без заморочек пересекли днем границу с Египтом в пограничном городке Таба. В Шарме у нас оставались ещё практически день до вылета самолёта, вечерком мы побродили по рынку Старенького городка, а днём отлично покупались на одичавшем пляже, изучая яркую подводную жизнь рифов самого незапятнанного в мире моря.
Ещё несколько транспортных подробностей. Сначала маршрута, в Шарм-эль-Шейхе, мы планировали использовать новый паром, который сейчас отчаливает оттуда в 17.00 по местному времени по воскресеньям и четвергам. Днем в порту нас заверили, что вечерком паром ($50) до иорданской Акабы будет, но когда мы подошли к сроку, пред нами извинились и сказали, что из-за сильного ветра паром не пришёл. На мой взор, ветер не был таким уж сильным, просто из-за «несезона» пассажиров было не достаточно и рейс бы себя не окупил. Пришлось использовать другой путь. На последующее утро мы в 9.00 направились от автовокзала на рейсовом автобусе до египетского порта Нувейба (21 египетский фунт, около $3,5; для сопоставления: за такси просили $50). Через три часа автобус тормознул в Нувейбе прямо рядом с портом, откуда в Акабу раз в день отправляются морские паромы: в 13.00 неспешный ($32) и в 15.00 резвый ($46). Неспешный приходит в Акабу всего на час позднее резвого, так что логичней использовать конкретно его.
При возвращении из Израиля на автовокзале в Эйлате сели на автобус N 15, который прогуливается раз в день раз в час и довозит до границы с Египтом в город Таба. В Израиле нужно учесть, что с вечера пятницы до обеда субботы в стране выходной – шабат. Жизнь замирает, автобусы не прогуливаются, магазины не работают. Мы это знали и покинули страну в пятницу до обеда. На выезде из Израиля с каждого взяли 68 шекелей налога, на египетской стороне поставили бесплатную визу, разрешающую посещение Синая. В километре от пограничного пт – автовокзал, откуда прогуливаются автобусы в Шарм-эль-Шейх (в 15.00, 28 египетских фунта) и Каир. Может быть добраться до Шарма и на такси (просили $100 c человека) либо на «маршрутке» ($25 с человека), но на автобусе ($4,5 с человека) нам понравилось больше. На выезде из Табы автобус приостановили у поста и нахмуренный египтянин, сходу определив иноземцев, взял ещё налог в 25 фунтов с въезжающих из Израиля.
Думаю, наш маршрут либо его отрезки можно советовать для путешествий зимой, к примеру, во время студенческих каникул. И если за ситуацией в Израиле необходимо пристально смотреть по СМИ, то египетский и иорданский участки нам показались лёгкими и доступными каждому желающему.

Николай Носов

Аналогичный товар: Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.