Ужин с людоедами-3(окончание)

Ужин с людоедами-3(окончание) «ПРЕПАРАТ» против малярии по-папуасски — это зубчатый лист бурого растения (по запаху припоминает чеснок). Путешествуя по тропическим зарослям, папуасы натираются этим листом — отпугивает комаров почище фумитокса. В деревне вообщем не достаточно заморочек со здоровьем, и это поражает: живут люди в тропических зарослях, едят черт-те что, кругом куча заразы, а практически не хворают. Может быть, дело здесь в инстинкте выживания. К примеру, папуасы полностью не в курсе, что на белоснежном свете существует таковой витамин С. Но при простуде стараются есть как можно больше одичавших мандаринов, которые этот витамин содержат в количестве, подходящем для излечения. Аборигены обычно делают упор не на исцеление уже наступившей заболевания, а на её предотвращение, к примеру, жуют корни, повышающие иммунитет. Считается, что горьковатое лечущее средство — самое наилучшее, оно способно изгнать злого духа, от сладкого же тот не уйдёт. Обитатели лесных деревень практически не знают нашего головного бича — сердечно-сосудистых болезней: у их в тропических зарослях никаких стрессов типа падения бакса нет, разве что свинья время от времени потеряется. Раковые опухоли — тоже уникальность: экология вокруг что ни на есть чистейшая, никаких фабрик нет. Молвят, что стоит «деревенскому» папуасу переехать жить в город, как он в течение двух-трёх лет погибает: но, может быть, такие слухи распускаются как раз для того, чтоб аборигены не уезжали.
Чего папуасы точно не могут вылечивать, так это раны, хотя кровотечение останавливают растением типа нашего лопуха, но если рана воспалится — верная погибель: люди нередко погибают после ранений, обстоятельствённых на охоте либо в стычках с примыкающим племенем. В среднем же «лесной человек» живойёт в деревне приблизительно 65–70 лет, и это умопомрачительно. Мы у себя в мегаполисах, без змей и пауков, и то, выходит, существуем куда меньше.
…Колдун-знахарь (на местном языке — «какуа») пришёл приблизительно в семь утра кое-чем недовольный: возможно, тоже с недосыпа. Папуасы неуверенно жались около хижин. Как я уже увидел, чернокнижников здесь боятся: некие племена веруют, что какуа впрямую разговаривает с загробным миром и в состоянии оживлять мертвецов. Племя «древесных людей» карафай (это в районе его обитания не так давно отыскали упомянутые ранее обглоданные останки китайского туриста) вообщем уверено, что чародеи не люди, а человекообразные бесы. Съедение знахаря у их не считается людоедством. По их воззрению, наизловещие слуги ада способны вселяться в тело хоть какого человека, даже ребёнка. В мае этого года австралийская телепередача «60 минут» сказала о попытке съедения в племени 6-летнего мальчугана.

Компьютер чинят… кровью

Ужин с людоедами-3(окончание) Сперва у мёртвого чернокнижника высасывают мозг, пока он не остыл, по другому знахарь может воскреснуть. Черепа шаманов выставляют у границы племени — как и мумии, они срегут подходы к деревне. Не считая расправ с чернокнижниками папуасы сходу нескольких племён оковём каннибализма могут «наказать» вора, совершившего кражу дамы (либо, что ещё ужаснее, свиньи). Вобщем, как убедили меня в милиции Вамены, последний раз случай «съедобного самосуда» имел место три года вспять. И вообщем к племенам типа карафай лучше ездить с провождающими от властей. Посещали «древесных людей» австралийцы с охраной, обошлось без заморочек. А вот китаец пошёл в одиночку — и пропал.
— «Древесных людей» экспедиции нашли не так издавна, — разводит руками полицейский капитан. — Многие там уже привыкли к иноземцам, но кто-то до сего времени считает их чернокнижниками, так что всё находится в зависимости от вашего поведения в племени.
Стращал меня вождь зря: пообщавшись с папуасами, знахарь снизошёл до разговора со мной. Вобщем, через несколько минут знаток загробного мира переключил внимание на мой ноутбук: тот не пережил прохладную ночь и отрешался работать. Повертев технику в руках, чернокнижник пренебрежительно фыркнул и выдал подробный рецепт ремонта:
— Дух снутри гневается. Следует пожертвовать ему чего-нибудть: обмазать свиной кровью либо положить целый банан. По другому учти — он может совсем разозлиться.
Я не стал разбираться, шутит знахарь либо нет. Отобрав компьютер, я нервно растолковал, что не собираюсь прибегать к свиной крови: пусть дух ноутбука дуется, сколько желает. Осудив мою несознательность, какуа самолично принёс к ноутбуку зелёный банан и, раскачиваясь, прочел заунывное заклинание. Очевидно, компу это никак не посодействовало, но опытнейший чернокнижник с лёгкостью выкрутился из неудобной ситуации:
— Необходимо время, чтоб умилостивить дух. Ты всё-таки непременно задумайся о крови.
…Деревня очевидно вздохнула расслабленно, когда знахарь ушёл. Ощущается, что без него в каких-либо ситуациях не обойтись: он может сварить зелье для исцеления и даже провести операцию — вырезать буковой щепкой из тела наконечник стрелы. Но его туманные связи с потусторонним миром наводят на людей ужас. Племя же карафай, которое настолько могущественных людей расслабленно съедает, именуют «отмороженным» — они и так на деревьях живут, ужаснее им уже никак не сделаешь. Одичавший люд, одним словом.
Ещё через час вояки племени направились «на зарядку» — с размаху лупили друг дружку тупыми концами копий так, что оставались синяки, отвешивали оплеухи — что-то типа военных занятий, утром они неотклонимы. Дамы разбрелись пропалывать поля сладкого картофеля, малыши пошли в тропические заросли — собирать одичавшие плоды. В последние 40 лет правительство Индонезии прикладывает невиданные усилия, чтоб «цивилизовать» папуасов, и частично достигнуло фуррора. Ритуальное людоедство существенно уменьшилось, многие племена охотно отдают малышей в младшую школу, с наслаждением носят европейскую одежку, которую даруют им протестантские миссионеры. Но цивилизация эта — все таки поверхностная. «Лесные» папуасы до сего времени специально приходят за 20 км в Вамену, чтоб узреть волшебство из чудес — как на полосу аэродрома садятся лёгкие самолеты. Не пользуются фонариками — кто там снутри зажигает свет? С недоверием относятся к картонным деньгам — очень уж они непохожи на прекрасные ракушки, такие на шейку не наденешь. Тысячелетние привычки не вытравишь никакой цивилизацией: к примеру, в отдалёкой Африке президенты, носившие европейские костюмчики (Иди Амин, Жан-Бедель Бокасса либо Чарльз Тейлор), не брезгали каннибализмом просто поэтому, что во времена их юности было так принято. Но некие папуасские племена типа карафай раздражает даже слабенькое воздействие чуждой культуры. Они равномерно перемещают свои дома на деревьях в глубину тропических зарослей острова, считая, что вторженцы приносят только зло и неизвестные заболевания.
…Вождь проводил меня до частокола, туда, где часовые, отдохнув после тренировки, залегли в дозоре с копчёной мумией. Его раскрашенное лицо выражало колебание.
— Скажи, — спросил он меня у самой ворота, — почему самолёты не машут крыльями, когда летают? Как им удаётся оторваться от земли с таким тяжёлым весом?
— Э-э-э-э-э-э… — ответил я, мучительно соображая. — Поправде, я и сам не в курсе.
— Так я и знал. Чего ещё ждать от дикарей? — вздохнул вождь и пошёл назад…

Жора ЗОТОВ, Вамена (полуостров Новенькая Гвинея, Индонезия)
Фото создателя

Аналогичный товар: Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.