Тайны пустыни Наска

Потаенны пустыни Наска.

При первом взоре на фантастические изображения, прочертившие перуанскую пустыню Наска, у меня выплыла в памяти строчка Пастернака: «Тут прошелся загадки загадочный ноготь». Но каких же размеров должен быть этот ноготь, чтоб пройтись по безграничным просторам Наски? Некие полосы, образующие картинки, тянутся от горизонта до горизонта. Разгадать загадку, над которой бьются исследователи более 6 десятилетий, я, естественно, не берусь, но радиво изложу все, что лицезрел и вызнал.
Наска – старая цивилизация краснокожих, получившая свое заглавие по имени реки, в равнине которой найдено огромное количество памятников культуры. Расцвет ее относится к Iтысячелетию нашей эпохи. Основным чудом, привлекающим сюда пытливых туристов со всего света, стали таинственные огромные картинки. В особенности много их на горах повдоль Рио-Гранде и ее притоков, в очень засушливой зоне меж долинами Ика и Наска. Местное плато покрыто собственного рода «татуировкой», которая время от времени спускается даже по склонам.
Сама Наска – малюсенькое селение, раскинувшееся на пустынных плоскогорьях южного побережья Перу? практически посредине меж городками Писко и Мольендо. И вот здесь-то, в этом ничем не приметном месте, можно рассмотреть – кусок за куском – картинки циклопических размеров, разбросанные км на 50 вокруг. Некие из их добиваются 100 метров и поболее.
Изображения образованы светлыми линиями, которые вышли в итоге удаления с поверхности каменистой земли маленького гравия, имеющего существенно более черный колер, чем земля под ним. Практически все картинки изображают животных – парящих птиц, паука, рыбу, мортышку. Но есть геометрические узоры – прямолинейные полосы и символические фигуры, значение которых разгадать тяжело.
Сколько дерзких теорий родилось в попытках разъяснить природу таинственных картин в равнине перуанских Анд! Кто и для чего решился на этот гиганский труд, украсив каменный холст десятками фигур и линий, многие из которых тяжело окутать полностью даже с высоты птичьего полета? Догадки о происхождении рисунков Наска высказывались самые фантастические. В их пробовали созидать даже некоторые доистрические аналоги взлетных полос и марсианских каналов.
Если исходить из теории «вторженцев», которые могли бы при помощи совершенных летательных аппаратов сверху оценить дело собственных рук, то им картинки как бы ни к чему. Но равно неясно, какую службу они могли бы сослужить старым жителям Анд.
Загадочные изображения Наски получили широкую известность благодаря фотографиям, изготовленным с самолета. Награда в этом принадлежит южноамериканскому историку Полу Косоку. Ранее он занимался исследованием Месопотамии и, а именно, той роли, которую игралась ирригация в жизни старых народов. В предстоящем у него появился энтузиазм к системам орошения в Южной Америке, в особенности на засушливом тихоокеанском побережье Перу.
Ему ведали, что летчики лицезрели на приморских плоскогорьях какие-то полосы, похожие на ирригационные каналы. И Пол Косок решил посмотреть на их сам, зачем требовалось исследовать этот район с самолета. Южноамериканский ученый увидел Наску с высоты и был потрясен.
Но сенсацией его наблюдения не стали. Когда Косок в канун 1940-х годов в первый раз поведал о собственном открытии, его сообщение не вызвало огромного резонанса: началась 2-ая глобальная война, и землянам хватало других хлопот.
Но и после окончания войны к успевшей подзабыться загадке Наски длительно никто не ворачивался. Положение поменялось только после того, как к этой дилемме обратился швейцарец Эрих фон Деникен. Талантиливый популяризатор написал книжку и снял кинофильм «Мемуары о будущем», рассчитанные на широкую аудиторию публики, и Наска сразу оказалась в центре мирового внимания.
Эрих Деникен исходил из догадки, что таинственные изображения Наски связаны с инопланетными цивилизациями. Но галлактическая теория вызывает много возражений, самое из убедительное из которых, на мой взор, – сам нрав рисунков. Имея гигантские, неземные размеры, они все же очевидно земные по происхождению – выполнены людьми, а не вторженцами с других планет.
Да и в данном случае появляется огромное количество вопросов. Кто же эти неведомые мастера, создавшие среди пустыни огромные изображения, которыми можно наслаждаться только поднявшись высоко над землей? С какой целью они это делали? Какие технические приемы должны были использовать, чтоб не нарушить пропорций огромной модели, окутать которую взором не могли? Короче – кто? для чего? как?
Многие считают, что, подобно большинству памятников старины, полосы и картинки Наска имели культовое значение. Но любые ритуальные объекты по определению должны сначала повлиять на чувства людей. А ведь таинственные изображения Наска с земли не воспринимаются.
В 1977 году янки Джим Вудман выдвинул свою необычную догадку. Версию об инопланетянах он решительно откинул. По воззрению Вудмана, изображения сделали древнейшие обитатели этой страны. А так как узреть их можно только с определенной высоты, означает, краснокожие умели строить… воздушные шары. Они подымалиь на их в воздух во время религиозных обрядов, и это позволяло им в полном объеме оценить волшебный смысл рисунков.
При поддержке интернационального общества исследователей Вудман основал и возглавил проект «Наска», объединивший огромную группу энтузиастов. Их исторические изыскания выявили приметный факт. Оказалось, что первыми в мире аэронавтами были никак не братья Монгольфье. У французов, совершивших в 1783 году известный полет на воздушном шаре, был предшественник. При этом не откуда-нибудь, а конкретно из Южной Америки.
В 1709 году на аудиенцию к королю Португалии явился его заокеанский подданный Бартоломеу ди Гусман. Юный иезуит, уроженец Бразилии, поразил царский двор, совершив над Лиссабоном полет на аэростате, заполненном жарким воздухом. Установлено, что Бартоломеу ди Гусман родился в бразильском городке Сантус, обучался в церковной школе. Его педагогами были миссионеры, длительно работавшие в самых отдаленных местах Южной Америки, включая Перу. И очень возможно, что им были известны народные предания о летательных аппаратах старых перуанцев. Разумно представить, что и ди Гусман мог усышать о их от собственных наставников.
Воодушевленный тем, что 1-ый аэронавт был уроженцем Южной Америки, Джим Вудман соорудил таковой же воздушный шар, на каком летал Бартоломеу. Янки, твердо уверовав в свою теорию, решил проверить ее на практике. Принять роль в рискованном опыте согласился британский воздухоплаватель Джулиан Нотт. Используя примитивную технику, сродни той, которой располагали местные краснокожие, партнеры соорудили воздушный шар с корзиной. Наполнив собственный аппарат жарким воздухом, Вудман и Нотт без помех поднялись на высоту в сотку метров и пропархали над плато Наска, равномерно сбрасывая балласт.
Но воздух в шаре стремительно охладился, и воздухоплаватели спаслись чудом. Им удалось выпрыгнуть из быстро опускавшегося «летательного аппарата», когда он был на трехметровой высоте.
1-ое суровое научное исследование изображений в пустыне Наска появилось в 1978 году в журнальчике «Сайентифик америкэн». Создатель публикации Уильям Исбелл сделал вывод, что картинки на плато Наска поразительно похожи на стилизованные изображения, украшающие древние гончарные изделия, которые были обнаружены в тех же местах.
Сразу выяснилось, что на концах линий, образующих картинки, в почву были вбиты древесные сваи. Эти находки относятся приблизительно к VI веку нашей эпохи. Для археологов этот период соответствует эре цивилизации «Наска». Захоронения старых краснокожих и остатки их поселений обнаружены недалеко от таинственных рисунков.
Достойно внимания и наблюдение историка Алана Сауэра: большая часть рисунков образовано одной непрерывной линией, которая никогда не пересекает саму себя. По всей видимости, это ритуальный маршрут: следуя по нему шаг за шагом, краснокожий проникал в суть изображенного предмета либо животного. И хотя наблюдались отдельные исключения (в неких рисунках полосы все таки имеют разрывы), доминирование сплошной прямой, может быть, разъясняется теми техническими приемами, к которым прибегали мастера.
Конкретно из этой мысли исходил другой исследователь Наски Дж. Никелль. Он отмечал, что и в других районах мира встречаются огромные фигуры, прочерченные либо вылепленные прямо на земле. Таковы, к примеру, «Белоснежная лошадка» в Эффингтоне (Англия) либо «Большая змея» в штате Огайо (США). Но ни одна из их не похожа по стилю на изображения в перуанской пустыне. Наибольшее сходство с ними, пожалуй, имеют огромные картинки в пустыне Мохаве в Калифорнии. Но картинки Наска намного древнее, и вопрос состоит в том, какие же средства были применены, чтоб проложить в VI веке на земле идеально прямолинейные борозды?
Дж. Никелль считал, что мастера Наски начинали с сотворения уменьшенного «макета» собственных изображений на маленький поверхности. Остатки этих рисунков – собственного рода эскизов – отлично приметны рядом с некими большенными композициями. Создав эти макеты, древнейшие живописцы, возможно, разделяли их на несколько частей, которые потом повышали до подходящего размера при переносе на местность.
В общем, увлекательных наблюдений и догадок много. Остается ответить на главный вопрос: зачем же древнейшие мастера покрыли землю фигурами настолько большого размера, что большая часть из их можно толком разглядеть только с очень большой высоты? По другому говоря, почему ставка делалась на «небесных зрителей»? Некие варианты уже подверглись рассмотрению, но исследования длятся. Ибо сколько загадок у пустыни Наска, столько же, а то и больше, подвижников-исследователей.
Но никому из их не сравниться по упорству и мужеству с Марией Райхе. Когда в 1946 году она в первый раз пересекла границу таинственной равнины, весь ее научный инструментарий состоял из 4… метел. С помощью их она с германским упорством начала работу, которую по другому, как безумием, именовать было нельзя. Оставшись один на один с мертвенной пустыней, она упрямо ее «подметала» – находила заметенные песком древнейшие картинки.
Немецкую исследовательницу, занимавшуюся математическими способами в астрономии, заинтересовывали сооружения, которые у старых перуанцев делали роль солнечных часов. Одной из первых узнав об открытии Пола Косока, она стала его спутницей и помощницей. А позже и совсем пересилилась в Наску. Перед рассветом и на закате, когда канавки на щебне лучше видны, она уходила в пустыню и занималась измерениями и съемкой. Многие годы ушли на составление карт и схем.
К концу 1980-х годов Мария Райхе стала таковой же достопримечательностью Наски, как и именитые картинки. Многие из их были открыты и в первый раз описаны конкретно ею. Мария изучила местность площадью 50 квадратных км, найдя более 60 фигур и линий.
Посвятив всю жизнь Наске, она упрямо боролась за то, чтоб сохранить эту жемчужину древности в первозданном виде. На собственные средства она наняла шестерых сторожей, заполучила для их байки и поручила смотреть за тем, чтоб туристы не наносили неисправимого вреда гигантским композициям. Ее тревога была обоснованной. Колеса грузовиков и легковых автомашин могли бросить на почве Наски следы более приметные, чем древнейшие чертежи. Приходилось остерегаться и вторжения строителей. Так, в процессе сооружения Панамериканского шоссе дорожники просто разрезали напополам 188-метровое изображение пресмыкающиеся, невозвратно уничтожив часть рисунка.
В 1986 году «1-ая дама Наски», которой шел уже 84-й год, отметила 40-летие собственной исследовательской деятельности. По этому случаю над пустынной равниной поднялся воздушный шар, на котором Мария Райхе облетела свои владения. К юбилею она получила типичный подарок. Перуанский летчик Эдуардо Гомес де ла Торре открыл новые наземные картинки и предложил музею в Лиме 87 фото ранее неведомых циклопических изображений. Эти снимки он сделал с самолета в малоисследованной зоне – так именуемой «пампе Сан-Хосе». Изображения животных, растений и людей были нанесены на поверхность пустыни глубокими бороздами, как и все ранее обнаруженные.
Скончалась Мария Райхе в 1998 году в 95-летнем возрасте. Дом в городе Ика, где она провела наилучшие годы собственной жизни, сейчас преобразован в музей. Одна из улиц Ики названа ее именованием, тут же установлен ее бронзовый бюст. Не считая того, в ее честь названа одна из школ в Наске.
В Ике живет и продолжательница дела германской исследовательницы – Виктория Никитцки, переселившаяся сюда из Австрии. В течение 10-ти последних лет жизни Марии Райхе она была ее самой близкой подругой и единомышленницей.
«За многие века до инков на южном побережье Перу был сотворен исторический монумент, не имеющий для себя равных в мире и созданный для потомков. По масштабам и точности выполнения он не уступает египетским пирамидам. Но если там мы смотрим, задирая головы, на монументальные трехмерные сооружения обычный геометрической формы, то тут приходится глядеть с большой высоты на широкие просторы, покрытые загадочными линиями и изображениями, которые как будто вычерчены на равнине огромной рукою», – такими словами начинает Мария Райхе свою книжку «Потаенна пустыни»…
В заключение позволю для себя поделиться несколькими личными наблюдениями. В Наске все более удачно развивается туристический бизнес.
Для туристов побогаче, в главном с Запада, организуются эффектные «аэрошоу». За сотку баксов можно стать пассажиром легкого самолетика, взмывающего со взлетной полосы аэропорта города Ика. Посреди зигзагообразных морщин, оставленных на лице Земли рекой Инхенио и ее притоками, отлично видны совершенно прямые полосы, прочертившие пустыню от горизонта до горизонта. Они сходятся, пересекаются и вновь разбегаются. Другие фигуры имеют форму трапеции. Их расходящиеся края, похожие на оперение стрелы, завершаются совершенно прямой полосой, уходящей вдаль. Полное воспоминание, что понизу раскинулся аэродром с набором взлетных полос. Но мы уже знаем, что это не так.
– А сейчас я покажу вам картинки! – орет летчик. – Заместо указки буду демонстрировать их концом крыла. Поначалу правого, позже левого. Так что каждому будет комфортно фотографировать…
С высоты птичьего полета отлично просматриваются огромные животные и птицы – фирменные знаки Наски. Рядом с концом крыла ясно видна фигура кита. Потом возникает фигура мортышки. Ее хвост закручен геометрически правильной спиралью. Даже виден кондор с вытянутым клювом и широким хвостом. Была птичка колибри, нарисованная на плоской верхушке холмика, наверняка, в масштабе 1:1000, а может, и поболее. Был огромный наизловещий тарантул.
– А сейчас под нами – «космонавт»! – продолжает лекцию воздушный гид. На темно-бурой поверхности горы, возрастающей над плоской равниной, верно виден человечек, как будто одетый в скафандр для галлактических полетов.
Как быть тем, у кого каждый бакс на счету? Для этой категории туристов есть «другой вариант». Можно сесть на автобус, идущий из города Ика на север, и через 15 минут пути перед вами возникает «мирадор». Так именуется железная вышка, с которой раскрывается чудный вид на пустыню.
Заплатив третья часть бакса, можно забраться наверх и полюбоваться на ближние изображения. А заодно понаблюдать за самолетиком, выделывающим пируэты над мертвенной пустыней, и порадоваться за пассажиров, которым «сверху видно все, ты так и знай!» Вобщем, не такая уж пустыня мертвенная. То и дело на горизонте появляются песочные смерчи – ветер гоняет «джиннов» по Наске.
Я много повидал во время моих странствий по свету. Но после посещения Наски длительно не мог придти в себя. Тут ощущаешь близость некий величавой потаенны и сознаешь ограниченность собственного воображения. Посещение плато Наска принуждает вспомнить слова Альберта Эйнштейна: «Самое красивое, что мы можем испытать, это чувство потаенны. Она есть источник всякого подлинного искусства и всей науки».

Аналогичный товар: Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.