Сайнбайну, Монголия!

САЙНБАЙНУ, Монголия!

Группа студентов и выпускников столичного института «Ирмос» под управлением учителя биологии Я.Попова сделала в августе 2002 г. путешествие по Монголии, пройдя и проехав по ней около 3500 км.

* Всераспространено мировоззрение, что места, не имеющие негативных следов воздействия человека, содействуют перестройке сознания. Одно из таких мест – пустыня Гоби в Монголии, где безлюдность местности гарантирует долгосрочную изоляцию и отсутствие контактов с неподобающими людьми, предметами и отвлекаю- щими идеями, что в конечном итоге просветляет разум и сближает с духами приро- ды. Может быть, потому многих людей тянуло туда. Мы решили присоеди- ниться к их числу.
Из глубины веков до нас дошли легенды о таинственных землях в Центральной Азии и существовании тут загадочного центра мудрецов посреди песков Гоби. С XIX века в неисследованные просторы Азии уходили экспедиции Пржевальского, Потанина, Рериха. Все маршруты начинались из Иркутска. Мы решили не изменять традициям и стартовали оттуда же. Дальше предстояло добраться на электричке до пос. Слюдянка, позже на автобусе проехать до пограничного КПП поблизости пос. Монды и дальше до татарского пос. Ханх на берегу оз. Хубсугул. По его берегу необходимо было пешком пройти до пос. Хатгал. Оттуда на заблаговременно оплаченных УАЗах с местными водителями начинался авторейд: пос. Мурен – перевал в хребте Тарвагайтай – оз. Цагаан (влк. Хорго) – г. Цэцэрлэг – г. Хархорин – г. Арвайхээр – Южная Гоби – Нэмэгетинская котловина (равнина Динозавров) – пески Хонгорын-Элс – г. Даланзадгад – г. Мандалгобь – г. Улан-Батор. Из татарской столицы – поездом вспять в Москву. Я не знаю, как найти тип нашего путешествия. С пешеходной частью всё ясно. А вот дальше… Автопробег? Но за рулём УАЗов посиживали монголы. Познавательная экскурсионная поездка? Но нельзя сбрасывать со счетов и некоторую спортивность. (Кстати, жили мы в палатках и поваров у нас не было.)

Готовиться к путешествию начали за год. Через полгода достали карты (продаются в Улан-Баторе). О визах рекомендуем побеспокоиться месяца за три (требуется официальное приглашение). Можно обратиться в единственную московскую турфирму ООО «Веск-Л», организующую поездки в Монголию, либо какую-то татарскую. (Электрический адресок «нашей» компании: monrud@mongolnet.mn.) Через фирму мы оформили визы, заблаговременно арендовали два УАЗа (оплата машины – $30 в день плюс бензин, это около 400 тугриков/литр – $0,36). Если ехать большой компанией (нас было 16 человек), то выходит не очень недешево. Молвят, что визу можно получить в Мондах, имея там временную прописку, но мы этим методом не воспользовались.
По всем прогнозам знакомых, в Монголии нас ждали жуткие заболевания. Ящур (о нём за денек до нашего отъезда сказали СМИ), он передаётся через мясо и молоко нездоровых животных. Сифилис – в Монголии это самое распространённое болезнь. Чума (в особенности небезопасна лёгочная форма, смертность 100%) передаётся с кровью и через укусы блох от сурков и сусликов. Нас категорически предупреждали не есть оных. Холера, о которой ещё Маяковский писал: «Чтобы не умереть от холеры, заблаговременно воспринимай такие меры: не пей сырой воды, воду оную пей только кипячёную». (Не всегда так выходило, но Бог нас миловал.) И в довершение бед – пищеварительная палочка, она передаётся с нехороший водой. Последствия – понос. (Вот с этим нам не подфартило: пронесло.) Также нас стращали дикостью, безграмотностью монголов, средневековым укладом жизни, грязюкой и нищетой. Чтобы развеять легенды и просветиться самим, мы сели в поезд Москва – Иркутск и на месяц простились с суетной Европой.
Запоздание поезда в Иркутск на 5 часов никто не увидел (какой пустяк, ведь ехали 4 суток). Предстоящий наш путь лежал через местность Бурятии, к единственному КПП, через который можно пройти пешком, поблизости пос. Монды. 2-ой КПП, «Наушки», – только авто, через него можно проехать транзитом либо пользоваться услугами таксистов, которые берут $20 с человека либо 100 за машину. КПП открыт с 9 до 17 часов не считая субботы и воскресенья (вобщем, пограничники могут открыть границу позднее и закрыть ранее). Из Иркутска до Байкала (ст. Ангосолка) прогуливается электричка, отправление по местному времени в 9.45 и в 18.25 (в пути 2.45).
Живойём на Байкале рядом с КБЖД (Кругобайкальская стальная дорога). К ней устремляется основной поток иноземцев, приезжающих на озеро. Дорога очень увлекательна: с одной стороны – воды священного Байкала, с другой – горы, через которые в почти всех местах прорыты туннели, и так 100 км от Слюдянки до ст. Байкал. Один раз в денек прогуливается «Таня-мотаня» – поезд из 2-ух переполненных вагонов.
На нём едем в Слюдянку, где нас должны забрать на автобусе друзья из Ангарска и довезти ещё 300 км до Монголии. Поезд из Тёмной Пади уходит около 6-7 часов утра. По пути заехали поглядеть Аршан – источники минеральной воды в Саянах (Тункинские Гольцы). Очень смачная и лечебная вода, каждый источник помогает от некий заболевания. Доехали до р. Иркут и тормознули на ночлег неподалеку от пос. Жемчуг у жарких минеральных ванн и душевых под открытым небом. Прокатились на бурятских лошадях. Очень уж местные малыши это назойливо предлагали. 5 минут езды – 10 р. Это, может, единственный тут метод заработка.
В конце концов, 5 августа добрались до погранзаставы. Повстречали нас приветливо. На последующее утро нам предстояло провести через границу янки Бояна, члена нашей группы, который не имел права проходить через этот КПП. Вечер и ночь провели с братьями по оружию, «порешали», как нам быть. Но янки всё равно не пустили. Пришлось ему делать крюк в 2000 км через КПП «Наушки», добираться через Бурятию и Монголию до назначенной встречи с остальной группой на оз. Хубсугул.
«Наш» же пограничный переход находится в 12 км от пос. Монды. Тут люди не торопятся. Исключительно в 12 часов начался досмотр, а потому что мы были одни с русской стороны, переход занял «всего» 4 часа. Дима за этот период времени посодействовал пограничникам починить компы. Через 50 м, уже в Монголии, процедура досмотра повторилась. Пытаемся условиться об аренде лошадок (от $4 до 10 в денек за каждую). 16 «рысаков» нам дать не смогли – все на сенокосе. Сначала мы расстроились, но позже, посмотрев на лошадок, вообщем отказались от этой затеи. Господа европейцы! Никогда не берите для езды на длинноватые расстояния татарских лошадей, они не рождены, чтобы сказку сделать бывальшиной: все малеханького роста, с тряской рысью и неловкими сёдлами.

* Начинаем пешеходную часть маршрута от 1-го из умопомрачительных мест на планетке. Большой кратер потухшего вулкана, заполненный водой – это озеро Хубсугул. Оно байкальского типа, хотя раз в 5 меньше. Природа также припоминает байкальскую, только лучше сохранившуюся: пореже посещается людьми, ну и индустрии нет (кстати, проехав 3500 км по Монголии, мы не лицезрели ни 1-го завода). Вокруг озера – государственный парк (все более либо наименее достойные внимания места в стране объявлены такими) с платой за пребывание 1000 тугриков с человека в денек (около $1). На выездах из парков стоят шлагбаумы, их можно объехать по бездорожью, но лучше не рисковать: егеря и проверяющие могут показаться где угодно, и им необходимо предъявить квитанцию либо заплатить наличными. Пос. Ханх совершенно не похож на «заграницу»: древесные перекосившиеся дома, разбросанные по террасе у озера, магазин, где ещё принимают рубли, администрация. Перекусить можно в ЦАЙНЫ ГАЗАР (предлагают хуушур – подобие чебурека, и «цай»), стоимость на пищу договорная.
У монголов быт практически таковой же, как и во времена Чингисхана: юрты, верблюды, сарлыки (яки), бараны… Единственное отличие – это тарелка спутникового ТВ на крыше и УАЗик рядом с юртой. (Лёгкая разборная юрта – обычное и наилучшее жилье для номадов. Она имеет древесный остов, на который накладывается войлочная кошма, поверх которой наматывается белоснежная ткань, защищающая от дождика, снега и солнца. Дверь (ну о-очень низкая) всегда обращена к югу. Это позволяет номадам определять время: солнечный луч, попадая вовнутрь жилья и скользя по решёткам стенки, служил солнечными часами. Северная сторона юрты считается почётной, там принимают гостей. В центре жилья устраивают печь.) Для костра можно использовать не только лишь дрова из лиственницы и саксаула, да и аргал – сухой коровий либо ячий навоз, это основное горючее там, где нет дров.
При первом знакомстве с татарской кухней сходу решили запамятовать о существовании ящура (и монголы гласили, что животные здоровы): нам не один раз предстояло есть местное мясо и молоко. Кстати, молоко в чистом виде здесь фактически не употребляется (горячо). Делают арул – сушёный сыр (полностью съедобный), айран и кумыс (его также можно приобрести в «тутсе» – палатках повдоль главных «автомагистралей»), также местный «йогурт» и очень смачную сметану.
Из-за отсутствия лошадок мы утратили некоторое количество дней, потому пришлось навёрстывать упущенное время на УАЗиках, чтоб успеть на юг Хубсугула для встречи с Бояном. Озеро огромное – 180 км в длину. Двигаться лучше по восточному берегу, где есть дорога. То, что мы остались после этой поездки живыми, просто волшебство. Монголы решили выехать ночкой, понеслись фактически по бездорожью и 90 км преодолели за 5 (!) часов. Оставшиеся 90 км до южной оконечности озера мы рады были пройти пешком. В тот же денек произошла встреча с егерем, который желал с нас взять ещё средств за проживание в парке. Монгол не знал ни 1-го слова по русски, но мы удачно воспользовались словариком и в конечном итоге, обменявшись какими-то бумажками, расстались друзьями.
Вообщем татарский язык не в особенности сложен, к тому времени мы обладали достаточным набором слов для поддержания диалога. Вот некие из их: туалет – бие засых газар; выходные – бямба ням; плохо – муу; ружьё – буу; телеграф – цахилгаан мэдээний газар; я не говорю по-монгольски – би монгоолор ярдаггуй; здрасти – сайнбайну; рад Вас созидать – тантай уулзсанндаа баааяртай байна. Сдвоенные буковкы в устной речи обычно игнорируются. Пока в стране пользуются русским алфавитом. Во Внутренней (китайской) Монголии в ходу письменность татарская, она намного труднее и навряд ли на неё когда-нибудь перейдут.
Любопытство монголов как национальную черту нрава отмечают многие путники. Стоит встать лагерем, как откуда ни возьмись возникает наездник. Близлежащие монголы поглядеть на гостей приходят издалека, длительно наблюдают. К этому нужно относиться расслабленно и принимать их присутствие, как воздух. Хотя некие монголы могут и утащить, что плохо лежит, потому нужно быть бдительным. Естественно, неприятно, но ведь нас предупреждали! После вручения маленьких сувениров, конфет, сигарет, чая монголы обычно уходят. В один прекрасный момент ночкой, находясь в южной части Гоби, мы сбились с пути, необходимо было вставать на ночлег, но не было воды. Решили ночевать без пищи и питья. И вдруг, о кошмар! К нам из пустыни идут два ребёнка. Я уже на уровне мыслей прикинул способности спасения нами заблудившихся малышей. Оказалось, напротив, это они выручили нас: в трёхстах метрах были юрты и колодец, их мы благополучно перескочили в мгле. Неясно, как эти люди в одиночку передвигаются в настолько грозных критериях. Когда проезжали отдельные юрты либо мимо одинокого наездника, мы всегда приветствовали монголов, отрадно махая им. Они всегда отвечали. Это так приятно, когда для тебя чистосердечно радуются совсем незнакомые люди, причём по всей стране!
12 августа – время встречи с нашими друзьями, едущими через Наушки, также с оплаченными УАЗами, на которых мы должны продолжить путешествие вглубь страны. Рации вышли из строя, потому решено было бросить студентов на озере в 40 км от места встречи, а двоим двинуться на «стрелку». «Застопили» УАЗик с семьёй монголов (человек 16), которые торопились забрать охотников на тарбаганов (огромных сурков). Ещё один пример, что на востоке ниииктооо никууудааа неее спееешииит. Ехали часов девять (!), зато попали на охоту и нас угостили мясом тарбагана и чаем. Очень смачный зверёк, хотя и переносчик чумы. Но отрешиться от угощения было нереально, ну и есть очень хотелось (заведения типа кафе за пределами больших городов здесь отсутствуют). Нас было много в УАЗике, не считая вещей, но всем было забавно, и мы всю долгую дорогу пели российские песни 20-летней давности.
Вот вся наша команда и объединилась. Живойём под Хатгалом, ловим хариусов, общаемся с монголами. Днём тепло – за 30 грд.С. В конце концов пришли машины. Обещанного переводчика не оказалось, зато один из водителей знал несколько российских слов. Пришлось улучшать наш татарский. Начали активное продвижение к священной цели – пустыне Гоби и равнине Динозавров. (Одно из разъяснений их привлекательной силы состоит в том, что попасть туда до сего времени тяжело. Природные условия делают неосуществимым неизменное проживание там людей, и они приходит туда лишь на время с припасом воды и товаров.) На замену лошадям и верблюдам пришли современные авто. Появились накатанные авто дороги, поблизости больших городов встречаются куски асфальта по несколько 10-ов км, но до неких мест в Гоби дорог до сего времени нет. Водителей это в особенности не тревожит: по накатанной каменистой степи ехать неопасно, нет глубочайших ям, можно с довольно большой скоростью двигаться в любом направлении. Где это тяжело, можно ехать по сайрам (руслам высохших рек) либо в лоб по барханам, но это небезопасно: есть риск застрять либо разорвать колесо.
Другая проблема – это всепроникающая пыль, она покрывала не только лишь все вещи и машины, да и, кажется, наши внутренние органы. Узрели, как работает татарский «кондюк». Это ручной пульверизатор, который отчасти совладевает с пылью: становится может быть дышать и не так горячо (к огорчению, из-за сухости воздуха практически не потеешь и кожа не охлаждается). Редчайшие колодцы в пути были реальным праздничком: это возможность попить, восполнить припасы воды, постираться, умыться, залить радиаторы и промыть машины (хотя через 10 минут они становились прежними). В неких колодцах вода была очень незапятанной, а от других приходилось отгонять верблюдов и прочую домашнюю живность (эту воду старались не пить даже после кипячения). Чтоб успеть к сроку, приходилось двигаться по 12-14 часов в денек. Время от времени от вялости не было сил даже готовить пищу, но все эти малозначительные трудности сторицей окупались увиденным.
В округах озера Цагаан поднялись на прелестный вулкан. Вид на лавовые потоки классный. В предгорьях хребта Хангай побывали в местечке Каракорум (Хархорин), на месте старой столицы, основанной Чингисханом в 1220 г., в первом буддийском монастыре Монголии Эрдэнэ-Дзу. На его местность мы просочились просто, но спустя некое время появился монгол, который взял плату за вход (по $3 с человека). Сам храм был закрыт из-за позднего времени, потому без помощи других погуляли, покрутили молитвенные барабаны, прониклись духом и направились далее.

* Вся южная часть Монголии, третья часть местности страны, занята пустыней Гоби. Само заглавие в переводе с татарского значит «пустынная местность». Гоби поднята над уровнем моря на 2000 м, является самым резкоконтинентальным местом на планетке. Температура воздуха летом подымается тут до 40 грд. С в тени, а зимой опускается до -40 грд. тоже в тени. Китайский путник в 500 г. писал: «Сколько ни вглядывайся в пустыню, не узнаешь, как пройти через неё, и единственный указатель пути по ней – это высохшие кости на песке погибших тут путников».
Чтобы как-то умилостивить духов местности и заодно отметить собственный путь, монголы с незапамятных времен ставили обо – святилище, место, где надлежит поклоняться духам. Культ почитания обо обширно распространён в Монголии, Тибете, Сибири и на Алтае. Первобытные племена Азии выделяли особо места, где духи явили себя. На перевалах либо верхушках гор в символ уважения кочевник кладёт камень на обо и поклоняется Вечно Голубому Небу. С возрастом обо растут до нескольких метров в высоту и нередко являются единственным ориентиром для путников в пустыне. Каждое обо имеет собственного хозяина-духа, ему приносятся жертвоприношения в виде еды, брызганья вина, лоскутков материи, сигарет, монет… В обо можно только класть, а забирать (даже если ты нуждаешься в этом), другими словами отымать у духов, не рекомендуется. В Монголии по старой традиции перед ритуалом жертвоприношения обо обходят трижды по часовой стрелке – по ходу солнца (на машине объезжают слева), потом представляются духу местности, говорят о цели собственного путешествия, позже требуют покровительства в пути либо излагают свою священную просьбу.
Два денька уходит у нас на поиски известной равнины Динозавров либо Нэмэгэт. Нервишки водителей на пределе: всё-таки находимся в Центральной Гоби. Вода только та, что с собой, а редчайшие колодцы не всегда найдёшь. Днём моторы бурлят каждые 15 минут. Температура на солнце, наверняка, под 60 грд. Тени нет. Движемся по следам палеонтологической экспедиции Ивана Ефремова 1946 г., которая открыла всему европейскому миру «кости дракона». Мы совсем одни в этом обособленном королевстве, где фантастические картины выполнены одним из основных живописцев природы – ветром. Материалом же послужили миллионы тонн песка. Обрывистые склоны со столбами из песчаника, необычные формы выветривания осадочных пород, природные памятники, напоминающие египетских сфинксов, зубчатые стенки, башни, бойницы делают воспоминание искусственных крепостных стенок и развалин.
Считается, что Нэмэгэт – одно из немногих мест на Земле, где наступает просветление сознания. Как выразился один из наших участников: » Мы тут не начинаем мыслить по-другому, а перестаём». Нэмэгэтинская впадина – дно старого аква бассейна, существовавшего 65-70 млн. годов назад – всемирно известное кладбище динозавров. Из-за размыва и лютых ветров ископаемая фауна оказалась практически на поверхности. Палеонтологи всего мира считают Гоби кладовой окаменелых яиц и целых скелетов динозавров (на данный момент такие скелеты выставлены в Палеонтологическом музее РАН и Музее естественной истории в Улан-Баторе). Особенной фортуной считается отыскать окаменелое яичко. С такими находками нам не подфартило, ну и большие кости, лежащие ранее на поверхности, собрали бессчетные экспедиции различных государств, но отыскать отдельные куски может быть. За право копать нужно платить татарским властям. Мы этого не делали, потому что никого тут не отыскали. От единственной юрты на заезде в равнину мы совместно с бабулькой, типо проводником, двинулись в Нэмэгэт. Посреди наших находок было огромное количество костей, которые позже оказались останками современных верблюдов, яков и баранов (эти находки мы оставили в поезде), но два экземпляра всё же были 70-миллионнолетней давности, их мы привезли в Москву.

* К концу маршрута решили устроить праздничек нашим водителям. Приобрели барана за 600 р., шофёры разделали его за 10 минут и вечерком угостили нас «шашлыком» (огромные кусочки мяса варятся со специями, а позже обжариваются паяльной лампой). Оставшиеся 1000 км до Улан-Батора обещали быть «весёлыми». Во-1-х, шофер головной машины остался с одной рабочей рукою, вторую ему очень повредил Ваня Ерёменко: решили посоревноваться в татарской борьбе, но никто не предупредил, что Иван – фаворит Москвы по дзю-до. На каждой кочке Будсурен повторял: «Муу» (см. словарик). Во-2-х, мы израсходовали весь припас колёс. Случись что, так и остались бы там. Но нам подфартило, и вот мы, пропахшие пустыней, запылённые и загорелые, ворвались в Улан-Батор (Красноватый Богатырь).
Сегодняшнее заглавие город получил не так давно, ну и находился на этом месте не всегда. Сначало он назывался Урга (поточнее, Орго-Ставка) и скитался по стране, благо состоял только из юрт. Город смотрится как центр автономной республики в Сибири либо спальный район Москвы. В нём сохранились места, застроенные юртами, и кое-какая древная архитектура: два монастыря и Ханская ставка. Есть ещё наинтереснейший Музей естественной истории, в нём собрана одна из наилучших в мире коллекций скелетов динозавров. В 1779 г. город ишак у подножия священной горы Богд-Уул и с того времени не передвигался. Сейчас в нём живойёт четверть 2-миллионного населения страны, площадь которой в 3 раза больше Франции. По полностью русским улицам передвигается огромное количество импортных машин китайского и корейского производства. Повстречали нас очень миролюбиво: предоставили жильё (этакую квартиру, переделанную под гостиницу) и в первый раз за две недели сытно покормили. Вообщем ночевать в городке можно где угодно, хоть под открытым небом (но есть риск быть обворованным). Ночь в престижной гостинице стоит около $100. Мы заплатили за ночлег по $3,5 (адресок: idre s guest house P.O. BOX – 44 – 405).
Как оказывается, наличие оборотного билета на поезд, приобретенного в Москве, в Монголии ещё не является гарантией возвращения. С нас попросили дополнительно по $46 за каждое место. Делать нечего, не ожидать же 5 дней последующего поезда! Дело в том, что цена билетов на поезда русского и татарского формирований разнятся конкретно на эту сумму. У нас были билеты по русской стоимости с открытой датой (так как мы зависели от ненадёжной автотехники), а попали мы на более дорогой татарский поезд. (Кстати, на него можно бронировать билеты через турфирму, это обойдётся дешевле, но дата будет фиксированная.) 5 суток в поезде прошли как один денек (татарский поезд – это что-то вроде среднеазиатского), и вот мы все, живы и здоровые, в Москве. И снова жизнь пошла по заведённому графику, но любой из нас ещё не раз на уровне мыслей перенесётся в бескрайние просторы Гоби.

Аналогичный товар: Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.