Памир – моя давняя мечта

Памир – моя давнишняя мечта.

Памир - моя давнишняя мечта. Пройти Памирский тракт в русские времена числилось одним из высших достижений для велотуриста. Не было места на просторах СССР, где горы могли быть круче, а дорога – труднее. Сначала эксплуатации тракта шофёру, сделавшему по ней три рейса, давали орден! Велотуристы орденов не получали, но, пройдя по маршруту Ош – Хорог, просто могли претендовать на заслуги всесоюзного чемпионата. С начала 90-х Памирский тракт стал опасен. Разыгравшаяся штатская война в Таджикистане навечно перекрыла доступ в горные районы республики. И вот после десятилетнего перерыва, в июле 2001 г., «наши» вновь появились здесь – известный тракт преодолели московские велотуристы Антон Крупенников (управляющий группы), Анна Чернобыльская, Лена Корелкина, Вячеслав Соколец и Виктор Травкин.
* Я зажегся мыслью пройти Памирский тракт ещё в 1987 г., как начал заниматься велотуризмом. Естественно, сходу выполнить мечту не удалось: не хватало физической и технической подготовки, потом в Таджикистане началось смутное время. Года три вспять я решил: пора! Ситуация в республике стала лучше, опыта, в том числе и горного, полностью довольно. Но мать произнесла, что поездка состоится только через её труп. Пришлось вновь отложить «свидание с мечтой». В конце концов, маму удалось убедить, что Памир безопаснее Кавказа, куда мы ездим повсевременно. И в 2001 г. мы занялись организацией похода. Я связался с консулом Таджикистана в Москве, он вывел нас на министра по туризму Гафарова, который предложил предназначить нашу экспедицию 10-летию независимости республики. Наше письмо легло на стол президенту Рахмонову, после этого все организационные трудности решались на удивление просто. К примеру, когда команда прибыла в Душанбе, оказалось, что из-за операции по блокированию боевиков дорога в Хорог закрыта. Но для нас был организован особый рейс на самолёте. Отлично иметь поддержку на самом высочайшем уровне! (А вот посольство Рф в Таджикистане не только лишь не оказало нам никакой помощи, но даже пробовала сорвать нашу экспедицию.)
* Из Хорога дорога плавненько взбирается ввысь по потрясающему ущелью реки Гунт. Горы вокруг поражают собственной величественностью. Ущелье не очень крутое, и на всех комфортных местах стоят кишлаки. Проехали в денек старта совершенно малость и встали на высоте 2300 м. Днем продолжаем «лезть» ввысь. Набор высоты стал заметнее, пологие участки сменяются крутыми тягунами. На 2950 м разбиваем лагерь. Здесь мне очень плохеет, приходится полчаса отлёживаться. Голова кружится, давление почему-либо очень низкое, зато пульс 130. Но к ночи прихожу в себя… Прекрасен Памир при свете полной луны! Все горы видны практически как деньком, и при всем этом прекрасное звёздное небо…
На четвёртый денек начинаем штурм перевала Кой-Тезек. До высоты 3900 м доезжаем стремительно, благо дорога – гладкий асфальт. Далее идут каменистые серпантины. Мне катится достаточно просто. Слава же перебегает на пеший ход и ведёт велик рядом – сердечко бережёт. Но даже пешком он без особенного труда опереждает половину наших ездоков! Алёнка сначала едет, потом тоже спешивается: ощущается, ей очень тяжело. Я перехожу на «челночный» режим: проезжаю кусочек пути, позже бегом вспять. Беру Алёнкин велик, закатываю ввысь – даю ей отдохнуть, ведь она и без него еле идёт! В конце концов залезаем на перевал и начинаем спуск. Такое чувство, что Алёнка чуть лицезреет дорогу! Качество «грейдера» оставляет вожделеть наилучшего, и мы едем со скоростью около 15 км в час. На ночь встаём неподалеку от кишлака, меж речкой и дорогой, на высоте около 4100 м.
Алёнке совершенно худо. За прошлые деньки я как-то привык, что на высоту сетуют все, но только не Алёнка, и вдруг такая бурная реакция. Кладём её на коврик, перетаскиваем в палатку. Идти сама она уже фактически не может, на вопросы не реагирует либо отвечает с минутной задержкой, время от времени невпопад. Измеряем давление, пульс, температуру. Не очень отличные характеристики. Удаётся узнать, что у неё наисильнейшая боль в голове, шум в ушах, тошнота. Я подозреваю начинающийся отёк мозга. Исполняем советы докторов и альпинистов-высотников: даём дексаметазон, диакарб, оксибутират натрия, реланиум. Температуру сбиваем анальгином. И, конечно, устанавливаем неотрывное наблюдение. Пока у нас ещё есть ресурсы более сильных препаратов – ампульные лазикс и преднизолон, но я решаю, что пока их использовать рано. Судя по литературе, на таких высотах есть ещё ресурс времени, по последней мере, часов 12. Решаем, что если к утру состояние девицы не улучшится, применим сильнодействующие препараты и эвакуируем попутным транспортом в равнину, в Хорог – там есть поликлиника.
Днем Алёнка более либо наименее в форме. От вчерашних наизловещих явлений осталась только слабость, но потихоньку ехать она может. Разгружаем её практически стопроцентно, и проскакиваем перевал 4168 м, потом долетаем по трассе до поворота на Булункуль. Приходится взять ещё один перевальчик, низкий, с набором метров 250 (абсолютная высота 4000 м), но крутой и по нехороший дороге. В конце концов выезжаем к реке Аличур, неподалеку от впадения в озеро Яшилькуль. Речка незапятнанная, размеренная, а напротив жаркий источник, упрятанный во что-то типа домика – это баня. Располагаемся на днёвку. Завтра праздничек: пойдём умываться!
* Пора и на трассу. Старенькой дорогой ехать неохота, решаем пробраться повдоль Аличура. Местные молвят, что там есть проезд. Вправду есть, но он завершается метров через 500. Продолжаем путь по бездорожью. Время от времени приходится спешиваться, но в главном едем. Очень тяжко Анке: она не умеет передвигаться по таковой местности. Проходим крутой прижим – Анка ведёт велик повдоль прижима со стороны реки (эх, сколько раз гласил: вести только поближе к склону!). Велик соскальзывает и уползает в речку. Совместными усилиями его вытаскиваем.
Памир - моя давнишняя мечта. За прижимом равнина раздваивается: река уходит влево, сухая равнина – вправо. Сверяемся с картой: нам, вроде, на право. По последней мере дорога показана конкретно там. Поначалу нужно пройти маленький перевальчик, потом преодолеть вброд солёный приток Аличура и выйти на трассу. Пилим ввысь, проходим перегиб. Вправду, есть приток. Но уж больно здоровый, чуть не больше самой реки! Пробую перейти вброд – течение сбивает с ног даже без велика. А на том берегу явственно просматривается хорошая дорога. Алёнка считает, что нужно двигаться по этой стороне речки, ведь дорога должна куда-то идти. Жалко, неясно, куда конкретно. Виктор предлагает сконструировать плот из велосипедных камер. Его поднимают на хохот. Гипотеза приходит в один момент: это совсем не приток, а сам Аличур! Он сделал хитрецкую петлю, и мы опять у его берега! За эту версию гласит мощность потока и то, что вода в нём пресная (приток-то течёт из солёного озера). Алёнка права: продолжаем ехать по этому берегу. Дорога нехорошая, но проезжая. Через несколько км выкатываемся к истинному притоку. Брода нет из-за отсутствия воды: пред нами сухой солончак.
Далее путь лежит по высокогорной пустыне: кругом камешки да песок. Ни воды, ни растительности. Всё время вверх-вниз, этакие «южноамериканские горки». Дорога здорово выматывает, ну и высоту мы в целом набираем. До трассы накрутили 38 км против 22 по карте. Всё, далее асфальт. Проезжаем ещё км 18 и встаём у восхитительного родникового озерка Акбалык (белоснежная рыба) поперечником метров 15 и с таковой прозрачной водой, что на деньке, на большой глубине, виден каждый камень. Озеро кишит рыбой. Её никто не ловит: водоём считается священным. Зато водители проезжающих мимо грузовиков выходят помолиться и подкормить рыбу лепёшками. Стоит подойти к берегу, и около тебя здесь же собирается большая свора «домашних» рыб.
* Стоим на высоте 4000 м. Рядом – юрты кочевников-киргизов. Они не особо нам докучают, так как палатку воспринимают как жилье. Стоит разбить лагерь, и киргизы сходу удаляются на некое расстояние. Если подходят, то только придумав для этого серьёзную причину. К примеру, чтоб предложить нам кумыса.
Днем начинаем штурм перевала Найзаташ (4314 м), второго по высоте на нашем маршруте. Асфальтовая дорога плавненько идёт ввысь, ехать просто. В итоге пролетаем перевал, даже не заметив! Осознаем, что Найзаташ уже пройден, метров через 500 после перегиба. Спуск покруче, зато ветер сменился с попутного на встречный, приходится поработать педалями даже при езде вниз.
Лезем на 2-ой за нынешний денек перевал – Джамантал (3730 м). Он круче, но перепад высот очень маленький – метров 80. Поднимаемся на седловину минут за 10-15 и начинаем спуск к Мургабу. Заезд в город не заходит в наши планы, потому пытаемся встать на речке, не доезжая городка. Но стоило сойти с дороги, как на нас накинулись несметные тучи комаров. Взять в высокогорье «антикомарин» мы, естественно, не додумались. Ветер как назло стих. Устраиваю пешую разведку, пытаясь отыскать наименее комариное место. Никчемно! Местные из кишлака молвят, что здесь всюду так, меньше комаров только за Мургабом. Утратив больше часа на битву с насекомыми, снимаемся с негостеприимного места и едем в город.
Вечер, рынок уже закрылся. Решаем разделиться: я с девицами пищу находить место под бивак, а Слава с Витей закупают нужное и догоняют нас. Но новенькая дорога из Мургаба в Китай сыграла со мной злую шуточку: мы выехали из городка не в том направлении! Осознав это, стремительно переехали по просёлку на трассу, но в душе было колебание: а не оказались ли мы сзади Славы и Вити? Как назло, на трассе ни одной машины – спросить не у кого. Едем вперёд. Темнеет. Ужасный ветродуй прямо в лицо. Скорости просто нет. Впереди по дороге движется какая-то тень. Очень похоже на Славу: у него тёмная куртка! Делаю решительный рывок вперёд, пищу на пределе, а скорость против ветра 12-15 км в час! Все же силуэт всё поближе, уже видно, что он движется по дороге, потом сдвигается на обочину. Ясно: это Слава опасается пропустить нас в мгле! Делаю решительный рывок, скорость под 20, задыхаюсь, но догоняю! И вижу осла с наездником! От вялости и обиды падаю с велика, никаких сил нет подняться! Подъезжают мои перепуганные спутницы, приводят в чувство, вливают в рот последние 20 граммов воды…
Всё же добираемся до речки – это Южный Акбайтал. Наконец вода! Нахожу очень хорошую стоянку прямо у реки под обрывом. Штормовой ветер дует даже там. В горах гроза, вовсю полыхают зарницы. В конце концов Слава с Витей нас догнали, разбиваем лагерь, а время уже около полуночи. Сей день стал рекордным по дневному пробегу – 111 км, да через два перевала, с 2-мя большенными задержками. В честь «победы» съедаем «неучтёнку» – банку красноватой икры. Перед чаем вылезаю из палатки набрать воды и замечаю, что речка, которая час вспять была маленьким прозрачным ручейком, перевоплотился в бушующий мутный поток, впритирку подступающий к лагерю! Предстоящее чаепитие было совмещено с гидрологическими наблюдениями – затопит либо нет? Не затопило, хотя в припасе оставалась ничтожная пара см.
* Как выяснилось, «экстрим», начавшийся намедни, не мог не продолжиться в пятницу, 13-го. Вчерашний денек был ещё цветочками! В первый раз за поход утро выдалось туманным. Мне это лишь на руку: сворачивая палатку, Анка закатала в неё мои тёмные очки, а в солнечную погоду без их на таковой высоте никуда. Сейчас по плану прохождение Акбайтала, самого высочайшего перевала на трассе – 4655 м над уровнем моря.
1-ые 15-20 км пролетаем «на ура», но скоро подымается ветер и скорость падает до 10 км в час. Началась изматывающая «пилёжка» ввысь и против ветра. Высота 4100 м, до перевала, вроде, рукою подать, и время ещё есть.. Вот только сил уже нет. Спрашиваю у команды, идём ли на перевал? Выше, может быть, воды не будет. Но команда настроена решительно.
«Пилёжка» длится. Судя по километражу, мы уже должны быть чуть не на седловине, а ещё и перевального взлёта не видно! Ветер как и раньше в лицо, скорость низкая. Подъезжает Витя, непонятно гласит, что у него трудности с желудком и ему срочно нужно ехать вперёд, ибо «через полчаса начнётся» и он ехать не сумеет. Воды нет, потому тормознуть нереально. Проезжаем ещё км 5. Вот уже начало перевального взлёта, а под ним, у домика дорожного мастера, – ровненькие поляны и есть вода! Время уже семь, начинает темнеть, нужно вставать, но нет Вити! Он уже идёт 1-ый виток перевального взлёта. Машем руками, кричим – не реагирует. Тяжёлая ситуация! С одной стороны, выходить в семь вечера на штурм такового перевала – откровенная авантюра. С другой – человек ушёл в одиночку наверх, и есть основания считать, что он не полностью адекватен. Как по другому разъяснить то, что он поехал наверх в сумерках, проигнорировав хорошие места для стоянок? Принимаю решение: идем на перевал «снимать» Витю.
Подъём очень крутой и тяжёлый, набор высоты под 300 м, от асфальта остались одни мемуары. Очень холодно. Алёнка просит достать тёплую одежку, но я гоню её наверх. Нельзя терять ни минутки! Позже, когда приходится останавливаться отдохнуть, достаём тёплые шмотки. Через 300 м Алёнка снова встаёт, чтоб сфотографировать прекрасные пейзажи своим светосильным объективом. Срываюсь на вопль: «Ты хочешь сдохнуть в этих горах? Стремительно ввысь!» Но стремительно не выходит – нет сил. Зато Анка в форме! Отправляю её вперёд. Этот рывок на высоте в 4,5 км поражает всех! Она летит наверх так, что прямо под перевалом опереждает «беглеца». Вобщем, Виктор плох и её даже не замечает! Позже Анка спускается вниз и затаскивает Алёнкин велик. На седловине мы были в полдевятого, практически совершенно мрачно. Нужно срочно спускаться. Ночь, ветер, свирепый холод. Встаём на первой же поляне. Высота 4520 м. Ехать далее нельзя: Витя безнадёжно отстанет, он спускается пешком. Заместо ужина ограничиваемся жарким чаем, на большее уже нет сил.
Спуск с перевала идет по «грейдеру» препоганого свойства, ветер дует в лицо – особо не разгонишься. Но мы достаточно стремительно сбрасываем высоту и скоро уже едем по пологой равнине реки Северный Акбайтал. Начинается асфальт, но при таком ветре он не очень упрощает движение. Хотя по карте дорога до озера Каракуль однообразно идёт вниз, через некое время нам приходится преодолеть маленький перевальчик. За ним начинается совершенно другая песня! Ветер изменяется на обратный, и даже на чуть приметном спуске мы, не крутя педали, едем под 50 км в час! Впереди и слева от дороги показывается большущее озеро, окружённое высочайшими горами, рядом – кишлак Каракуль. На заезде – пост русских пограничников, пожалуй, самый серьёзный на нашем маршруте: за посёлком начинается погранзона. Длительно изучают наши пропуска, потом меня вызывают к начальнику заставы. Ранцы инспектировать не стали, ограничились формальным вопросом, не везём ли наркотики. Через час едем далее…
* Сейчас нам предстоит пересечь Маркансу – наизловещую и загадочною «равнину погибели», последнюю равнину перед Заалайским хребтом. Денек начинается с преодоления перевала Уйбулок (4278 м). Поначалу полого поднимаемся повдоль берега озера, потом дорога поворачивает к северу и начинается каскад крутейших тягунов, ведущих к перевалу. Если б не обычный штормовой ветер в лоб, Уйбулок был бы не так и сложен. Наверху ещё солнышко, но впереди, в равнине, уже явственно просматривается какая-то хмарь. Начинаем спуск, скорость невысока, а ветер всё крепнет. Ещё несколько км, и нас накрывает 1-ое скопление песочной бури. Ветром просто сбивает с ног, ничего не остаётся, как тормознуть и глядеть на буйство стихии. Маркансу именуют ещё и «равниной тыщи смерчей». Вправду, по ущелью один за одним несутся песочные вихри. Зрелище завораживает! Кажется: попади в таковой смерч, и ничего от тебя не остается. Но поблизости это просто песчано-пылевой столб с сильным ветром. Пару раз нас накрывает смерчем – и ничего, живые! Только глаза, носы, уши – всё забито мельчайшей пылью.
Не проехали мы и 5 км, как ситуация переменилась: резко похолодало и на нас налетел снежный буран. Неудача не приходит одна: кончается асфальт, дорога уходит круто ввысь: это начался подъём на перевал Кызыларт. Скоро по левую сторону от дороги показывается река – можно вставать на ночлег. Место не ахти, но продолжать ехать в такую погоду для себя дороже. Все уже очень замёрзли, лучше отогреться и продолжить штурм перевала днем. Встаём справа от дороги на крохотной зелёной поляне, прямо под пограничной колющейся проволокой. Высота 4100 м. До реки идти минут 15, зато полянка более либо наименее прикрыта от ветра. Немедля ставим палатку. Очень холодно, продолжает идти снег. Развели 50 г спирта. Нас со Славой напиток только немного согрел, девицы же пришли в состояние бурного веселья и на радостях залили чаем Витин спальник.
Утро выдалось солнечное. Палатки и велики присыпаны снегом, горы так сверкают на солнце, что без очков на их глядеть нереально. Быстро пролетаем перевальный взлёт и оказываемся на седловине. Спуск – крутой глинистый серпантин, по которому особо не разгонишься, но вниз – не ввысь! Ночуем у малеханького прозрачного ручья, в 50 м от заброшенной станции противоракетной обороны «Сары-таш». Настроение сразу и удовлетворенное, и печальное: самая непростая горная часть Памирского тракта пройдена, основная задачка нашей экспедиции выполнена.
После чего наша команда преодолела ещё 920 км через Алайский хребет, Ферганскую равнину, западные отроги Тянь-Шаня и финишировала в Бишкеке. За время экспедиции пройдено 1517 км, 15 перевалов, суммарный набор высот составил 17300 м. Всё это не состоялось бы без содействия Государственной туркомпании Таджикистана и лично президента Рахмонова, мы им очень признательны за помощь.

Аналогичный товар:
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.