Отпуск по обмену кольцами

Отпуск по обмену кольцами «Для ручной клади ваш багаж очень велик», — бюрократическим тоном докладывает мне женщина на стойке регистрации. «Там у меня свадебное платьице! Его нельзя сдавать, осознаете?!» — с чувством говорю я, всем своим видом показывая, что если и получится поделить меня и сумку, то только автогеном. «О-о-о… Понимаю! — лицо дамы в форме теплеет. — Приятного полета и… поздравляю!»

Я всегда знала, что жена — это существо, которому позволено вести себя сколь угодно алогично, скандально и вызывающе. Потому, как мы с Алексеем официально обручились, я так прямо ему и произнесла: «Свадьбы не будет». Не в смысле вообщем, а в традиционном ее выполнении: районный ЗАГС, тетка с казенным лицом, столы буквой «п», конкурс с прищепками и дальше со всеми остановками. Выходило, вариантов малость: или придумать чего-нибудть этакое, или жить во грехе и каждый под собственной фамилией. Точно уже и не вспомню, кому из нас двоих пришла в голову эксцентричная идея пожениться за границей. Помню только, что на соответственный запрос поисковая машина выдала 6 миллионов страничек. «Выбирай!» — воодушевленно произнес возлюбленный мужик и как-то очень быстро отбыл на работу. Тот, кто произнес, что возможность выбора – величавое благо, разумеется, никогда не пробовал решить, где будет лучше смотреться белоснежное платьице жены: в антураже средневекового замка либо на фоне древних развалин. Чехия, Греция, Италия, Франция и еще несколько 10-ов географических наименований, включая Мексику и Гондурас… Связанные Гаагской конвенцией, эти страны выдают документы — в том числе и свидетельства о заключении брака, — которые признаются официальными на местности других государств, подписавших Конвенцию (Наша родина заходит в их число). Но вопрос о том, какие конкретно заокеанские берега увидят нас в свадебных нарядах, как и раньше оставался открытым.

Островной инстинктОтпуск по обмену кольцами

Неделя мучительных поисков — и как и раньше никакой ясности. Только я собираюсь отчаяться, как в ночь с 15 на 16 октября со мной случается то, что психологи именуют «инсайтом». Поисковик выдает свадебное фото актрисы Рене Зеллвегер, и я со всей очевидностью понимаю: вот оно! Океанские просторы, белый песок, обычное платьице, босой жених и больше никого вокруг. Таинственное заглавие «Маврикий» всплывает само собой из недр подсознания. Видимо, как нечто издавна вожделенное и кропотливо подавляемое. На новость о том, что наш — я настаиваю, что конкретно «наш» выбор пал на крохотный полуостров в Индийском океане, — жених реагирует в характерной ему сдержанно-конструктивной манере: «Класс! А перелет тебя не стращает?» Вопрос никак не праздный, беря во внимание, что Москву и Маврикий делит порядка 8650 км. На секундочку, практически четверть длины экватора. Обыденный человек, может, и способен пережить многочасовую дорогу. Но жена, да к тому же никотинозависимая, — да ни в жизнь! Операция «Свадьба на пляже» оказалась под опасностью срыва, но здесь на выручку пришли друзья-кайтсерферы. Забегая вперед, скажу, что экстремалов на Маврикии чуть не больше, чем пальм. Ветер, применимый для катания, дует тут 300 дней в году — он-то и манит людей с досками и кайтами. «Лететь необходимо «Эмирейтс», — безапелляционно заявила подруга Света, которая маврикийский прибой лицезреет почаще, чем родного супруга. — четыре с половиной часа от Москвы до Дубая. Позже четыре часа на перекур, кофе и шопинг. Дальше еще 6 с половиной до Маврикия. Даже платьице не успеет помяться!» Звучало не жутко, а даже очень обнадеживающе. К тому же наряд я замыслила для себя без стразов и узоров — такое и упаковывать, и утюжить проще обычного. «А поселиться советую в Dinarobin, — продолжила делиться неоценимым туристским опытом Света. — Во-1-х, номера там роскошные и сервис на уровне. А во-2-х, у их есть на пляже такая миленькая или будка, или палатка — по-моему, ты что-то приблизительно такое и хотела». Отыскать веб-сайт отеля не составило труда. Будка с видом на океан оказалась элегантным домиком с соломенной крышей. Беглого вгляда на фото было довольно, чтоб я разразилась троекратным «да!»

До свиданья, мать

Отпуск по обмену кольцами О, как я горда собой и своими незаурядными организаторскими возможностями! Покупка авиабилетов на веб-сайте занимает семь минут, и столько же уходит на бронирование номера в гостинице; отправка письма принимающему туроператору Solis Indian Ocean, который должен взять на себя улаживание юридических формальностей (и, кстати, сберечь нам благопристойную сумму), — это еще 10 минут. Итого на компанию женитьбы потрачено меньше получаса. Потом, вооружившись блокнотом и ручкой, я села составлять перечень принципиальных дел. Как села, так и встала. Список задач неправдоподобно лаконичен. Кому из невест расскажешь — засмеют. Подруги месяцами бьются с портнихами, флористами, визажистами, поварами, на почве чего худеют в два раза и начинают на хоть какой телефонный звонок отвечать визгливым «Что еще случилось?!» Мне же всего-то и нужно: приобрести платьице, сделать нотариально заверенный перевод документов, обучить маму воспользоваться скайпом. Последний пункт, кстати, оказывается самым сложным. Мать — это вообщем отдельная история. Посвященная в наши планы, она до последнего прикидывалась космополитичной и прогрессивно мыслящей дамой. Но стоило придти официальному подтверждению, что 11 ноября нас готовы поженить на пляже отеля Dinarobin, как весь ее авантюрный настрой как будто ветром сдуло. «Так удивительно, — гласит родительница и делает глаза, как у потерявшегося олененка Бемби. — Дочь выходит замуж, а я даже не увижу ее в белоснежном платьице…» Чтоб как-то унять материнское горе, предлагаю повстречаться в скайпе ровно за 30 минут до начала церемонии. Репетируем, ликуем («Ой, а я тебя вижу!» — «Отлично, мамочка! А если ты ткнешь на кнопку в углу экрана, то и я тебя увижу!»). И опять репетируем.

Жена на грани нервного срыва

В очередной раз я убеждаюсь в том, что мужчины все-же очень ветреные особи, когда Алексей вознамеривается сдать собственный свадебный костюмчик в багаж. — А если наш чемодан по ошибке вышлют на Бермуды? — не верю я своим ушам. — Не жутко. Буду жениться на для тебя в шортах и тапочках, — успокаивает меня жених. Но даже такое его поведение не может попортить чувство праздничка. Я стараюсь не подавать виду, держаться расслабленно и с достоинством, но снутри у меня все клокочет. Охото надеть фату находить по аэропорту, сообщая каждому встречному: «А я выхожу замуж! А у меня будет свадьба на пляже!» Вот такое у меня отчаянно красивое настроение. Когда до Маврикия остается лететь 3 часа, со мной случается 1-ая — и, слава небесам, единственная — паническая атака. «Место для церемонии я лицезрела лишь на фото, — накручиваю себя, — а вдруг в действительности все по другому? А что если наши документы потерялись и в суде нас не воспримут? А кто будет делать мне прическу и мейкап? А какой у нас будет тортик? Господи, да что я за жена такая, раз не знаю даже, какой у нас будет тортик!!!» В один момент я понимаю, что событие, обязанное стать одним из важных в моей жизни, окружено тревожным нимбом неопределенности. И это плохо. Очень-очень плохо. А еще ужаснее, что жених дремлет и не ведает, в каких растрепанных эмоциях пребывает его жена. Табличку с нашими именами замечаю издалека. Ее держит миловидная дама лет пятидесяти, которая представляется Татьяной и удивленно глядит на мои ноги. Переживания отняли столько сил, что в полете я забыла переобуться, потому выхожу в тридцатиградусные маврикийские сумерки в вязаных уггах. Возможно, не впервой имеющая дело с женами, Татьяна сходу приступает к делу. Сейчас, 8 ноября, мы заселяемся, ужинаем, спим. Завтра после обеда встречаемся со свадебным координатором Dinarobin. «А про тортик с ней гласить?» — уточняю я. — «Да. И про тортик, и про все другое, — терпеливо, как сумасшедший, разъясняет Татьяна. – А я с вами пищу 10 ноября в столицу Маврикия – Порт-Луи. Сходим к нотариусу, арбитре и «цивил офицеру» — это тот человек, который приедет одиннадцатого числа на пляж, чтоб зарегистрировать ваш брак». Чем подольше я ее слушаю, тем ровнее бьется мое сердечко. Все-же кое-какой, а план. Не успеваю я совсем расслабиться, как по лобовому стеклу нашего авто начинают бить большие, размером с виноградину капли. — И нередко у вас здесь такое? — уточняет Леха. Почему-либо я не сомневаюсь — мы думаем об одном и том же: нашу свадебную будку смоет в океан и церемонию придется отменить. – Бывает, — уклончиво отвечает Татьяна. — Но вы не беспокойтесь. Дождики здесь длительно не льют. Через час уже будет сухо. Как мы оба вымотались, становится ясно в 1-ые же минутки пребывания в номере. Трех- , если не пятиспальная кровать производит на нас еще большее воспоминание, чем открытая терраса, ванная размером с нестыдную однокомнатную квартиру и шепот океана. — Все будет отлично, — говорю я в секунду до того как отрубиться. — Взгляни вокруг – все уже отлично! — отвечает Леха, не открывая глаз. Под шум дождика нам отлично спится.

Диснейленд для новобрачных Отпуск по обмену кольцами

Наш свадебный координатор Сара оказывается конкретно таковой, какими я для себя и представляла свадебных координаторов: улыбчивая, энергично кивающая, с кучей альбомов и обходительным «йесофкос» на хоть какой вопрос. В одной папочке у нее букеты и бутоньерки, в другой — тортики, в третьей — меню для романтичной трапезы. Тыкая пальцем в рисунки и произнося: «Зыс, ай финк», чувствую себя ребенком, которого привели в «Детский мир» и произнесли: «Выбирай что хочешь!» Всё, начиная с репертуара скрипача и заканчивая сортом цветов для декорации стола, мы обсуждаем меньше чем за час. Визит в Порт-Луи проходит по той же схеме. Нас, разомлевших от полуденного солнца, водят по казенным домам — приглашают в кабинеты, требуют достать документы и, подняв правую руку, поклясться в подлинности имен и целей. Тот факт, что мой будущий супруг снимает все происходящее на камеру (как ни удивительно, никто ему этого не воспрещает), превращает в общем-то суровую функцию в реалити-шоу. Все наслаждение занимает полтора часа и обходится нам в 180 евро. После 4 дней, проведенных на полуострове, я прихожу к выводу, что Маврикий — это нечто вроде Диснейленда для новобрачных. Нужно только приехать, а все нужное для женитьбы тут уже есть. И люди, готовые взять на себя подготовку к церемонии, и места, при взоре на которые начинаешь задыхаться от экстаза. Еще выясняется одна приметная деталь. То, что спец московские свадебные агентства оценивают в две и поболее тыщ евро (услуги координатора, предсвадебные спа-процедуры, саму церемонию, тортик и шампанское, завтрак в номер, альбом с фото и т. д.), местные гостиницы предоставляют новобрачным чуть не безвозмездно. Остаются всего две мысли, которые не дают мне покоя: «Что делать, если в денек женитьбы будет дождик?» и «Как бы не разъесться и влезть в платьице?» И если на 1-ое воздействовать я никак не могу, то взять под контроль количество потребляемых калорий… Хотя кого я обманываю? Все становится ясно во время первого же завтрака. Нет никаких духовных сил противостоять теплым круассанам, ажурным блинчикам и блюдам с вяленым марлином. Сходу оговорюсь: дело совсем не в том, что я никогда ранее не лицезрела «пятизвездных» шведских столов. Лицезрела и «шестизвездные». Дело в самом полуострове. Тут все чувствуется по другому — тоньше и острее, как будто в для тебя подкрутили ручку «контрастность» и протерли объектив. Куда бы ты ни пошел, постоянно оказываешься замурован в кокон аппетитных, щекочущих ноздри запахов. На каждом углу продаются ароматные, уже очищенные ананасы. Крохотные закусочные насквозь пропитаны запахами карри и шафрана. На просьбу подать десертное меню официант в ресторане беспечно отвечает: «Позвольте мне изумить вас» и приносит что-то неосуществимое в карамельных кружевах. «Если платьице не сойдется, — успокаиваю я себя, уплетая за ужином шоколадное суфле, которое оседает на языке горьким облаком, — можно прикрыть спину фатой».

Маврикий, я люблю тебя!

Отпуск по обмену кольцами Если экзотичная еда усваивается потрясающе, то количество воспоминаний переварить труднее. Глаза слезятся от богатства красок вокруг. Нас возят по острову и демонстрируют тропические заповедники, крокодиловую ферму, нескончаемые плантации сладкого тростника, водопады, индийские храмы, священное озеро Гран-Бассен, семицветные земли шамарель. Угощают ванильным ромом, предлагают прокатиться на черепахах и советуют испытать стейк из крокодила. Площадь Маврикия — 1865 кв. км, не намного больше, чем у Москвы. Но складывается воспоминание, что у острова двойное дно: столько тут всего, что можно, необходимо, просто нужно узреть. Мы едем по узкой дороге повдоль океана. Привалившись к Лешкиному плечу, я смотрю в окно. Фраза «Как прекрасно!» вырывается сама собой, как икота. Лешка смеется. За последние трое суток я повторила ее раз 500. В последний вечер холостой жизни мы ужинаем в ресторане на пляже отеля Paradis, соседствующего с нашим. — Где здесь у вас курящие места? — спрашиваю я официанта. — У нас все столики курящие, — благородно улыбается смуглый гарсон и широким жестом указывает куда-то в ночь. Гостей не достаточно, и они все мечтательно неразговорчивы. Вокруг густая темень и подрагивающие маячки свеч, в 2-ух метрах и до горизонта — неспокойные океанские волны, на тарелках — витиеватая конструкция из лобстера, томатов и спаржи. Мы пьем мохито и практически ничего не боимся. Через двенадцать часов нас временно разлучат (жениха вышлют в отдельный номер, а жену — к визажисту), через шестнадцать — поженят. Офицер по вызову У Катарины — мастера по макияжу и прическам — дар осознавать язык жестов. И это как раз кстати. В моем британском вокабулярии непростительно маленькое количество слов, которыми можно разъяснить, как должны быть уложены волосы и подведены глаза, потому приходится изъясняться в буквальном смысле на пальцах. «А на данный момент, — гласит она после 3-х часов моих пантомим, — я пойду с тобой в номер, чтоб посодействовать одеться». Смуглые руки порхают над моей головой. Катарина переживает, вроде бы лучше приладить фату, а я — почему матери до сего времени нет в скайпе. Фотограф и Сара должны придти через 22 минутки. «Ну давай, дама, — на уровне мыслей твержу я, смотря в монитор. — Мы же это учили!..» За 5 минут до того как раздается звонок в дверь, напротив подходящего имени возникает желанная надпись «онлайн». «Мамочка! Наконец!» — «Данечка! Какая же ты у меня прекрасная!» И вот мы обе уже ревем. Катарина в панике. Еще пара мгновений — и от мейкапа останутся только фигурные подтеки. На небе ни облачка. Платьице охватывает, как жаркий компресс. Я стараюсь плавнее двигать головой, чтоб ненароком не лишиться остатков мейкапа. При температуре +28oС он может стечь мне прямо в декольте. — Пойдешь, как заиграет музыка, — дает подсказку Сара. Скрипач выжидающе переминается с ноги на ногу. Я вижу Лешкину спину и понимаю, что осталось преодолеть какие-то 50 метров и все завершится. Поточнее, начнется. Если вы спросите, какой была наша свадьба, я отвечу: развеселой. Нет, естественно к тому же романтичной, трогательной, сказочной. Но сначала конкретно развеселой. Хохотать мы начали сразу. «Галстук», — прошептал мне Леха и выразительно показал очами в сторону цивил-офицера. На галстуке почетного государя, который по бумажке говорил нам о обоюдном почтении и ответственности, были изображены… гуси! Милые такие гусята, стоящие рядком, вытянув шейки. Необыкновенную пикантность ситуации присваивало к тому же то, что собравшиеся не понимали ни слова по-русски. И это, нужно признаться, расхолаживало. Произнося клятву, Леха ухитрился наговорить мне такую кучу фривольностей, что на половине фото я вышла с пунцовым от смущения лицом. Фотографу вообщем пришлось с нами тяжело. Он никак не мог вынудить нас позировать. Мы носились по пляжу с босыми ногами. Паясничали, когда резали тортик. Хохотали, погружаясь в лодку для романтичного круиза повдоль побережья. Лобзались не по команде «Kiss», а произвольно. Более либо наименее солидные снимки вышли только после того, как островитянин сдался и разучил слово «горько». Так что одну русскую традицию мы все таки соблюли. А что до отсутствующих гостей, тостов, поздравлений, все это нам с лихвой компенсировали постояльцы Dinarobin. Все следующие деньки респектабельного вида европейцы — основной контингент отеля — подходили к нам, нажимали супругу руку, улыбались и гласили практически одно и тоже: «Всегда оставайтесь такими, как сейчас».

С чего начать

С посещения веб-сайта Управления по туризму Маврикия в Рф: www.mauritius-tourism.ru. Лучше, чем они, про полуостров не скажет никто.

Виза

Не требуется. Штамп в паспорте, разрешающий 60 дней пребывания на полуострове, ставится в аэропорту.

Когда ехать

Наилучшие месяцы для посещения Маврикия — октябрь, ноябрь, март и апрель. «Прохладно» на полуострове бывает в июле и августе. Да и старожилы не припомнят, чтоб температура опускалась ниже +15оС. Обычно в это время она держится на уровне +22-25оС — как и температура воды в океане.

Как добраться

Лететь можно через Париж, Вену и Дубай. Последний вариант — его предлагает авиакомпания «Эмирейтс» — самый человечный, так как перелет практически делится на две равные части и подразумевает маленькую передышку в транзитной зоне Терминала 3 Интернационального аэропорта Дубая. Кстати, «Эмирейтс» часто предлагает спецтарифы (к примеру, по условиям последней акции билет до Маврикия стоил около 38 000 руб. заместо обыденных 55 000 руб.), а оформляя бронь онлайн на веб-сайте www.emirates.com/ru, можно получить к тому же скидку.

Где жить

На Маврикии есть и Hilton, и Four Seasons, но имеет смысл направить внимание на региональные гостиничные группы, к примеру, Beachcomber. В принадлежащих им гостиницах (Royal Palm, Dinarobin, Paradis) уровень сервиса, дизайна номеров и услуг спа никак не ужаснее, но цены приметно скромнее. Имейте в виду, что большая часть гостиниц на полуострове имеет категорию lux и на ресепшне вам могут обходительно сказать о дресскоде, действующем в гостиничных ресторанах. Топики, бермуды и даже джинсы, насаженые к ужину, рискуют вызвать косые взоры.

Что испытатьОтпуск по обмену кольцами

«Салат миллионера», основным ингредиентом которого является сердцевина уникальной салатной пальмы. Отсюда, кстати, и заглавие: на выкармливание 1-го дерева уходит до 5 лет. Голубого марлина — он считается главной кулинарной достопримечательностью острова. Рыбу вялят, жарят в виде стейков, запекают с овощами и добавляют в салат. Ром. Всего тут создают до 100 видов этого напитка, включая ванильный, шоколадный и пятидесятиградусный.

Как пожениться

Обусловиться с датой и форматом мероприятия: пляжная классика, церемония в индийском стиле, свадьба на борту яхты, подводной лодки, вертолета и т. д. Можно обратиться за помощью к русским свадебным агентствам, но дешевле это сделать через местного туроператора, к примеру, Solis Indian Ocean. Выслать за 5 недель нотариально заверенные ереводы документов: действующие зарубежные паспорта; свидетельства о рождении; свидетельство о разводе (если такой был); заявление о желании вступить в брак. Приехать на Маврикий минимум за три денька до женитьбы и съездить в Порт-Луи для подписания нужных для регистрации документов. Получить на руки либо по почте апостилированное свидетельство о браке (выдается в течение недели после регистрации). Сделать нотариально заверенный перевод свидетельства и придти с ним в русский паспортный стол, где вам должны проставить штамп в общегражданском паспорте.

Создатель статьи: Дарья Аптекарева

Аналогичный товар: Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.