Непонятная категория трудности

Непонятная категория трудности.

Несколько месяцев вспять я решила совершить маленький байдарочный поход. Дело было в ноябре. Так как я решительно не желала, чтоб совместно со мной по воде плыла шуга и пришлось бы веслом пробивать лёд, мне не подходил ни один аква объект, расположенный севернее 40-й параллели. Тёплое место, как и следовало ждать, нашлось в Африке, на реке Замбези – четвёртой по величине на этом материке после Нила, Конго и Нигера.
Проспект турфирмы «Африканский адреналин» так расписывал плюсы реки, по которой мне предстояло плыть: «Нет необходимости представлять Замбези, так как её и так все знают. Это – величавая река, практически кишащая бегемотами и крокодилами». На тех участках реки, с которыми я познакомилась (перед водопадом Виктория и намного ниже – после водохранилища Кариба), Замбези не такая широкая, но всё остальное – незапятнанная правда.
Приток адреналина я испытала намного ранее, чем добралась до Африки, и вышло это так. Из Москвы я должна была лететь в Йоханнесбург через Амстердам на самолётах голландской компании «КЛМ», но когда в Амстердаме совместно с другими пассажирами направилась на посадку, выяснилось, что в компьютерной системе меня нет и место мне не забронировано (хотя в билете и стояло «OK»). Положение осложнялось ещё и тем, что людей, стремившихся лететь этим рейсом, вообщем было больше, чем мест в самолете. Мне предложили отступить в сторонку и посидеть, а «там видно будет».
Проработав много лет в Министерстве наружной торговли, всю терминологию, относящуюся к предъявлению претензий и требованию возмещения вреда, я знаю назубок. А поэтому не прошло и 5 минут, как я подошла к старшей по смене и произнесла, что билет у меня на рейс «КЛМ» (напомню, что дело происходило в амстердамском аэропорту – родном доме «КЛМ»), и, если я на данный момент не улечу, конкретно этой компании придётся компенсировать мне не только лишь все мои расходы, но ещё и в 10 раз больший моральный вред (moral prejudice), так как у меня срывается наинтереснейшая поездка по Африке (такой могло оказаться что угодно: а вдруг я из «новых российских» и заплатила $40 тыс. за сафари на слонов?). Угроза подействовала. Не знаю, как они смогли отыскать мне место («Боинг-747-400″ был набит «под завязку»), но я улетела.
Мое путешествие по Африке началось в городе Виктория-Фоллс, где находится наибольший в мире водопад Виктория (падение воды до 120 м). Пуститься в плавание по Замбези можно прямо под ним. На любом плавательном средстве и в любом обществе: одному, вдвоём либо ввосьмером. Можно стартовать, просто лёжа на доске. Таковой вот сёрфинг. Хотя никаких волн там нет – сплошной водоворот. На оборотном пути я достаточно длительно следила, как это происходит, и порадовалась тому, что смотрю на этот экстрим со стороны.
Мне же для того, чтоб добраться до места старта, пришлось проехать на машине 540 км. По Замбези проходит граница меж Зимбабве и Замбией, так что когда плывёшь, по правому борту одна страна, а по левому – другая. По суше же мне пришлось пересекать границу четыре раза. На Замбези построена плотина, выше которой большущее водохранилище Кариба, а ниже река течёт в собственных естественных берегах. Там и начался мой поход. Компания «Африканский адреналин» обязалась предоставить мне для него всё нужное: снаряжение, продовольствие и проводника. В итоге в моём распоряжении оказались две фиберглассовые лодки (именуемые каноэ, хотя и не имеющие с ними ничего общего, не считая одиночного весла), высококвалифицированный гид Габриэль и его ассистент (он же повар) Мэттью. В сопровождении носильщиков мы прошли километра полтора по горам, спустились к реке, сели в лодки и поплыли: впереди я и Габриэль, за нами Мэттью с грудой багажа.
Вес снаряжения меня просто поразил. Создавалось воспоминание, что устроители стремятся сделать лодки как можно более тяжёлыми. К примеру, у нас было два 12-литровых газовых баллона: один – для плитки, а 2-ой – только для большой сковородки. Вся пища хранилась в охлаждаемых ящиках. Каркасы палаток – из толстых стальных прутков, даже походный стол и тот железный! Мы тащили с собой груду железа!
Оказалось, непопросту. Основная опасность при плавании по Замбези – бегемоты, которых там неописуемо много. Огромную часть времени они спят под водой и могут появиться рядом с лодкой в хоть какой момент. Я спросила у Габриэля, что будет, если в очередной раз нам не получится увернуться, и он произнес, что гиппо так толкнёт лодку, что мы наверное перевернёмся. Оказаться среди реки, кишащей крокодилами, – перспектива не из приятных, а поэтому по Замбези лучше плыть на устойчивой лодке, которую не так просто перевернуть (хотя, думаю, решительно настроенный гиппо весом в полторы тонны способен опрокинуть что угодно). Меж иным, совершенно не так давно из передачи на канале ТВС я выяснила, что бегемоты числятся самыми небезопасными животными в Африке и от их погибло больше людей, чем от каких-то других одичавших животных.
Чтоб как-то предупредить гиппо о нашем возникновении, Габриэль временами стучал веслом о лодку. Почаще животные реагировали на этот стук достаточно дружелюбно, но не всегда. Так, к примеру, в 1-ый же денек вечерком, когда мы свернули в протоку, чтоб посадиться на полуострове на ночёвку, то узрели, что прямо по курсу расположилось семейство гиппо. У самого берега был завал из упавших в воду деревьев, так что свободного места там было малость. Габриэль постучал, и здесь здоровый вожак очень грозно фыркнул и двинулся к нам. А разделяло-то нас всего несколько метров! Габриэль мгновенно направил лодку к суше, да так, что мы практически выскочили в лодке прямо на сберегал. По реакции Габриэля я сообразила, что гиппо – это серьёзно: проф африканские проводники, из которых получаются наилучшие рейнджеры (местный «спецназ» для борьбы с браконьерами, вооружёнными самым современным орудием), не склонны беспокоиться из-за пустяков.
У Габриэля на поясе повсевременно висела «пушка» – «Магнум» наибольшего калибра, а сам пояс представлял собой патронташ. Я поинтересовалась, от кого мы будем отстреливаться, и он произнес, что крокодилы время от времени бывают очень нахальными. Я смогла в этом убедиться в самом начале нашего плавания, практически через полчаса после старта.
Когда мы отплыли, я испытала чувство эйфории: течение резвое, вода незапятнанная (хотя и непрозрачная), вокруг покрытые лесом горы, никакого жилища, никаких людей, хорошая погода. Грести было просто и приятно. Это позже, когда река стала приметно обширнее, а препятствий в виде бегемотов намного больше, выгребать стало сложнее, в особенности при сильном встречном ветре и большой волне (да ещё на таковой тяжёлой лодке!), и заместо того чтоб элегантно помахивать веслом, тотчас мне приходилось трудиться, как на галерах. Временами Габриэль направлял моё внимание на животных на берегу. В некий момент он указал на 2-ух лежавших на камнях крокодилов, и в этот момент какой-то из них, просто большой, ринулся в воду и стремительно направился к нам. На моё счастье, наша лодка оказалась малость впереди, так что он подплыл ко 2-ой. Какие у него были намерения, не знаю (хотя полностью допускаю, что таковой здоровый крокодил может поруха на сидячего в лодке человека), но Мэттью – вылитый Майкл Джордан – так ударил его веслом, что это было похлеще «Магнума».
Со стороны Зимбабве места, по которым мы плыли, относятся к одному из государственных заповедников, потому там нет никаких деревень и много животных и птиц. Но, естественно, больше всего я насмотрелась на бегемотов. Иногда их было столько, что мы еле успевали увёртываться. Кстати, всякий раз, когда в реке встречалось какое-то нагромождение из принесённых водой деревьев и кустарников, Габриель направлял лодку прямо на эти завалы. Меня, привыкшую на байдарке держаться от всех завалов подальше, чтоб не пропороть «шкуру» и не перевернуться, сначала это несколько нервировало, но позже я сообразила, что так безопаснее: видимо, гиппо туда не лезут.
Судя по всему, Габриэль не исключал того, что мы можем оказаться в воде, а поэтому старался держаться поближе к берегу (из-за чего мы повсевременно мотались от 1-го берега к другому, накручивая излишние километры); но и гиппо часто предпочитали эти же места, а поэтому тотчас мы сталкивались с ними «нос к носу». К примеру, в последний денек, когда мы плыли под самым берегом и Габриэль повсевременно стучал веслом о лодку, прямо пред нами, метрах в трёх, из воды появились две огромные рожи, и нам пришлось поспешно выгребать к обратному берегу. Не прошло и 20 минут, как появилась подобная ситуация, но ещё более напряжённая: сейчас гиппо был один, но зато еще поближе к нам. Я поразмыслила, что мы снова должны свернуть в сторону, обернулась и увидела, что Габриэль изо всех сил отгребает вспять – прямо на очередной завал из деревьев и кустов, который мы только-только обогнули. Я стала интенсивно ему помогать и только позднее сообразила, что он принял единственно правильное решение.
Нужно сказать, что я постоянно с огромным энтузиазмом читаю в «ВВ» (который повсевременно выписываю) описания геройских подвигов на «белоснежной воде» со всеми этими шиверами и «бочками», хотя сама предпочитаю маленькие размеренные речки без любых порогов: шум падающей кое-где впереди воды вызывает у меня чувство панического кошмара и желание здесь же выброситься на сберегал. Очень может быть, что плыть посреди бегемотов и крокодилов беспристрастно опаснее, чем с неплохим снаряжением преодолевать пороги 3-й либо даже 4-й категории трудности, но на Замбези я сделала вывод, что, когда опасность не видна и не слышна, это еще приятнее.
В самом конце нашего путешествия мы плыли посреди каких-либо покрытых травкой островов. Я совсем расслабилась и лениво двигала веслом, разглядывая возникшее прямо пред нами большое селение Чирунду, которое было конечной точкой маршрута. Оно размещено на высочайшем берегу и в неких местах обрывается в сторону реки вертикальной стенкой. Люди в Чирунду живут никак не в хижинах с остроконечными соломенными крышами, как в сельских районах: мне были видны несколько маленьких современных особняков, пара легковых автомобилей и даже белоснежный прицепной фургон для путешествий – «караван». Налицо были все признаки цивилизации, и я знала, что за поворотом нас ждёт машина. Тогда, когда я уже на уровне мыслей прощалась с Замбези, с травянистого берега прямо под нашу лодку сиганул здоровый крокодил. Совсем непроизвольно я отдёрнула руку, но он и не собирался на нас нападать; больше я его не лицезрела. Чуть мы проплыли несколько метров, более прицельно к нам под лодку с берега метнулся 2-ой, правда, еще наименьшего размера. Эти прыжки на фоне чуть не городского пейзажа выглядели так театрально, что у меня мелькнула идея: а не дрессированные ли это крокодилы, которых компания «Африканский адреналин» специально держит для эффектной концовки путешествия?
Сходу за поворотом реки открылся вид на новый сверкающий ультрасовременный мост – волшебство техники. А на берегу, недалеко от него, лежал большой крокодил. В отличие от тех, что встречались нам ранее, он не делал никакой пробы замаскироваться ни под камешки, ни под бревно. Просто лежал и смотрел на реку – мне показалось, обидно. Так закончилось моё плавание по Замбези.
Ровно за год ранее я проплыла на таковой же лодке по реке на северо-востоке Австралии. Это было приключенческое путешествие под заглавием «Оставшийся в живых» («Survivor»). Тогда посольство Австралии согласилось выдать мне визу для роли нём только после того, как я представила характеристику, подписанную ответственным секретарём (???) Федерации альпинизма Рф. На старте всем участникам пришлось расписаться в документе, снимавшем всякую ответственность с устроителя, и указать, кому «в случае чего» следует сказать грустную известие. К устроителю, австралийской фирме «The Adventure Company», и впрямь не могло быть никаких претензий, так как слово «adventure» значит не только лишь «приключение», да и «авантюра». Трёхдневное плавание в верховьях реки Херберт было одним из шагов этого путешествия и очень мне понравилось. Река там узкая, а так как был конец сухого сезона, то камешков (точнее, больших обломков скал) в ней оказалось больше, чем воды. К тому же река нередко была перегорожена упавшими в воду деревьями. Приходилось повсевременно выпрыгивать из лодки, чтоб преодолеть еще одно препятствие, но это-то и было самым увлекательным.
Плавание по Замбези, которое также длилось три денька, было совсем другим, но более интересным. Хотя проплыли мы не так умного (судя по описанию, по 20-30 км в денек), мне этого хватило. Три денька активной гребли на африканской реке, уворачиваясь от бегемотов, о таком я и не желала.
Вообщем приключенческий туризм – тема отдельного разговора. Через московские компании, специализирующиеся на этом виде туризма, можно организовать всякую поездку в всякую часть света, вопрос только в цены. Можно ли действовать без помощи других? Естественно. К примеру, я четырежды просто делала для себя визу, прилетала в Катманду и одна бродила по Гималаям. Причём и визу можно оформить не в Москве, а в аэропорту после прилёта. И позже уже решать, что и как делать: можно идти одному, а можно здесь же устроить для себя всякую экспедицию, благо турфирм, предлагающих любые услуги, много. Я тоже поступила в один прекрасный момент по второму варианту, когда решила пройти по следам французской экспедиции и добраться до Базисного лагеря под северной стенкой Аннапурны. Наняла 2-ух носильщиков и отправилась. Компания навязывала мне ещё и гида (вообщем говоря, он был нужен: носильщики в этих дебрях дороги не знали, и до лагеря мы добрались чудом), но у меня на него не было средств. Аналогично можно прилететь в Африку и уже на месте всё устроить.
Но в почти всех случаях без местной компании не обойтись, тогда и лучше заблаговременно знать, как и с кем иметь дело. А если тур проходит в заповеднике, то без официального дизайна путешествие вообщем исключается. Я не говорю о том, что часто проводник по сути нужен. С Австралией труднее, чем с Африкой, так как очень тяжело получить визу: всё должно быть заблаговременно устроено и оплачено. Ну и то могут быть трудности, если, к примеру, посольству покажется, что человек желает там остаться навечно. Перед путешествием «Оставшийся в живых» работники посольства посчитали, что для меня – немолодой дамы – таковой поход будет очень сложным (хотя, казалось бы, какое их дело, если я плачу средства?), и пришлось мне обосновывать, что я «супервумен».
Не уверена, что можно очень сберечь, если действовать не через московскую фирму, а самому (разве что путешествовать автостопом, не лезть в заповедники, иметь своё снаряжение и т.п.), так как в данном случае наверное будет много неожиданных расходов. Понятно, что групповые поездки по стандартным маршрутам дешевле. Это не значит, что нужно отыскать группу желающих в Москве, можно ехать и одному (я конкретно так и делаю), но, прибыв на место, ты можешь оказаться в одной компании с кем угодно. Особенного риска здесь нет, так как всё-таки в приключенческие туры ездят, обычно, люди, близкие по духу. К примеру, я лезла на Килиманджаро с 2-мя юными парами – норвежской и датской. Датчане после первого денька отстали, а с норвежцами мы были совместно до самого конца, сдружились, переписываемся и они в последнем новогоднем письме пригласили меня летом прокатиться на байдарке в фиордах. Из-за того, что группы сборные, в проспектах обычно указывается рабочий язык – британский, но гид (а без него таких путешествий не бывает), часто обладает и вторым – допустим, германским.
На Замбези я оказалась одна, а не в группе, случаем. Вообще-то эта стандартная групповая поездка построена, как фактически и все (в особенности горнолыжные), по принципу «от уик-энда до уик-энда» (либо кратно – 2-3 недели). У «Африканского адреналина» стандартная поездка на Замбези – от воскресенья до воскресенья. В 2002 г. 10 ноября, мой денек рождения, пришёлся как раз на воскресенье, и компания «Джеймс Кук», через которую я оформляла эту поездку, по собственной инициативе заявила «Адреналину» (их контрагенту в Африке), что клиентке неловко в денек рождения находиться в аэропорту либо лететь в самолёте; напротив, она должна отметить сей день в самом наилучшем месте. Тогда «Адреналин», не хотя упускать клиента, за те же средства сделал для меня личный тур от четверга до четверга. И у меня оказался самый наилучший денек рождения за всю мою жизнь: хорошее плавание в течение денька, торжественный ужин на чистом песочном полуострове с видом на пасущихся напротив бегемотов и с поздравлением от «Африканского адреналина» в виде очень забавнй открытки и бутылки хорошего шампанского. Ну, это мне просто подфартило.
Сколько стоило? Сам тур около $900 плюс дорога. Если б не было 2-ух ночей в недешёвом отеле в Виктория-Фоллс, было бы приметно дешевле. В принципе мне в этом городишке делать было нечего, так как моё плавание должно было начаться существенно ниже по течению и туда из Москвы можно было бы добраться проще. Но московские компании, организующие приключенческие туры, строят их по способности так, чтоб заодно можно было узреть какую-нибудь всемирно известную достопримечательность. В этом случае это был водопад Виктория. А когда в ноябре 2001 г. я была в Австралии, таким «привеском» внезапно для меня оказалось посещение Огромного Барьерного рифа. С одной стороны, такие «подарки» удорожают тур, но, с другой, они – уникальная возможность заодно узреть одно из чудес природы. Ведь люди, специализирующиеся горным, пешим либо аква туризмом, специально в такие места не ездят, а здесь отправляешься в наинтереснейший приключенческий тур, а для тебя преподносят ещё и Большой Барьерный риф. Это здорово!
Большая разница в стоимости туров выходит из-за того, каковы ночёвки – в палатке на природе, в кемпинге либо в гостинице. К примеру, компания «Джеймс Кук» предлагает таковой тур по Южной Африке: 3 недели по всем самым увлекательным местам страны по стоимости $1300 (без авиабилета). Это считается дешево, и только поэтому, что весь маршрут группа ночует в кемпингах, другими словами без особенных удобств.
Что мне нравится в этих турах (кроме способности испытать приключения в экзотичных местах), так это то, что они обеспечивают относительный комфорт. Всё прекрасно обмыслено и скооперировано, хорошая пища – в горячем климате она всегда в холодильных ящиках, и это приятно (к примеру, пьёшь прохладное пиво либо получаешь бутылку охлаждённого белоснежного вина к ужину). Тем паче что такие туры подразумевают физические и психические нагрузки, а после их в особенности приятно отлично отдохнуть, а не бродить по влажному лесу в поисках дров, а позже пробовать развести костёр, чтоб разогреть тушёнку.
Во всех приключенческих турах, в каких я была, пищу готовили или повара, или специально обученные гиды. К примеру, в Австралии мы путешествовали маленький группой: я, трое канадцев и гид Стив Рассел – проф супермен. Он часто участвует в соревнованиях по различному экстриму, но так же мастерски готовит, когда работает гидом – это заходит в его обязанности, и никаких комплексов по этому поводу у него нет. В 1-ый денек я было по привычке сунулась помогать, но все (включая Стива) как-то опешили, и я сообразила, что это не надо. Готовить пищу в таких турах должны работники компании (единственное исключение: когда разводится костёр не для изготовления пищи, а для наслаждения, все сами начинают охотно находить и приносить дрова). То же и с мытьём посуды – туристов это не касается.
К огорчению, приключенческие туры недостаточно спортивны, физическая нагрузка могла бы быть и больше. Но это моё личное мировоззрение, а «компаньоны» обычно бывают удовлетворены, им хватает. В Австралии я для себя добавляла: уходила гулять, благо там было неопасно. На Замбези прогулки исключались: по берегам было много зверья.
А сейчас о Рф. Очень может быть, что подходящие мне туры есть и у нас. Но, во-1-х, они тоже недёшевые, и, во-2-х, отталкивает идея, что принудят дежурить и готовить пищу на 30 человек. Это не мои домыслы. В 1998 г. я купила байдарочный тур себе и младшего отпрыска по одному из притоков Волги. Инструктор взял с собой собственного отпрыска (против этого я полностью не возражала – оплаченной нами пищи хватало на всех). Но нам предложили дежурить, а инструктор собирался ловить рыбу – был увлечённым рыбаком. Так как я к этому времени уже была «извращена» западным обслуживанием и из путеводителя по Непалу твёрдо усвоила формулу воззвания с гидами и носильщиками: «Не страшитесь показать, кто владелец», дежурить я отказалась. Произнесла, что мы готовы во всём помогать, но обслуживать инструктора с отпрыском за свои немалые средства не будем. Естественно, всё это я высказала тактично, так что он не обиделся и мы расстались друзьями, но себе я вывод сделала. И с того времени ищу приключений только за рубежом.

Марина ГАРФ.

Аналогичный товар:
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.