На последнем берегу

В австралийском Кэрнсе много всего, чем можно привлечь притязательного туриста, ­ мягенький и теплый климат, холодные водопады и терпкое манговое вино, пляски туземцев и кормление крокодилов. Но главные «чудеса» Кэрнса ­ Большой Барьерный риф и мокроватый тропический лес.

От Кэрнса

На последнем берегу Есть такая закономерность: мелкие рыболовецкие поселки становятся чуть ли не самыми пользующимися популярностью местами отдыха ­ будь то в Европе, Южной Америке либо в Австралии. Вот и культовый Кэрнс, бывшая деревушка рыбаков на Северо­Восточном побережье Зеленоватого материка, ­ бесспорный фаворит по части фешенебельного отдыха.
Вокруг Кэрнса размещены наилучшие курорты Квинсленда. Шикарный Голд­Кост, фешенебельный Палм­Ков, самый незапятнанный в Австралии сберегал Тринити­Бич, демократичный Уитсанди. И бесконечная ­ практически 50 км ­ вереница пляжей, разбитых лагунами.
Кэрнс ­ один из самых экзотичных уголков Австралии, «ворота» Огромного Барьерного рифа и главный курорт Севера страны. Песочное дно и много рыбы около камешков. Шикарные гостиницы и гастрономические рестораны. Но главное ­ линия горизонта на закате. На его выпуклый извив можно глядеть вечно.
Тут фактически все подчинено туризму. Можно совершить поездку в государственный парк Статен­Ривер, посетить горную деревушку­заповедник Куранда со известной оранжереей тропических бабочек, проехаться на древнем поезде по горной дороге мимо водопадов и дождевого леса, а в самой Куранде ­ совершить марш­бросок по сувенирным магазинам и ресторанам.
После чего спуститься к морю по 7­километровой канатной дороге «Скайтрэйл», проходящей над нескончаемым дождевым лесом, зеленоватым океаном, бесшумно перекатывающим свои волны, ­ над толстенными белоснежными стволами эвкалиптов, большими развесистыми кронами пальм. А позже, в деревне туземцев Тжапукаи, пить свежевыжатый манговый сок, слушать местные песнопения и глядеть, как летает бумеранг под незнакомыми созвездиями в ночном небе.

Узкая голубая линия

На последнем берегу Молвят, что из космоса отлично видны два чуда света ­ Величавая китайская стенка и Большой Барьерный риф, тщательно сделанный коралловыми полипами 18 млн. годов назад. Оттуда, из космоса, Риф смотрится как узкая голубая линия. Большой Барьерный риф простирается от Папуа­Новой Гвинеи до Южного тропика ­ 2000­километровая коралловая цепь. Из города Порт­Дуглас, что в одном часе езды от Кэрнса, раз в день на Риф отправляются катамараны. За полтора часа катамаран проходит 30 миль и причаливает к большенному понтону, плавающему среди океана. Молвят, что один денек в году, во время полнолуния, вода отходит от берега так очень, что к Рифу можно подойти пешком.
На понтоне есть ресторан, солярий, небольшой магазинчик, лодка с прозрачным дном и вертолетная площадка. С этого понтона туристы стартуют в глубину (плавают в масках) и ввысь (барражируют над Рифом на вертолете). Вода тут прозрачна, кораллы можно рассматривать нескончаемо, поражаясь обилию жизни ­ от мелких моллюсков до кораллов­исполинов, губок, черепах, морских звезд, ежей, крабов, скатов, уплывающих в толщу океанских вод. Кстати, от Красноватого моря местное подводное королевство отличается конкретно размерами. Тут они намного больше.
Подводная живность переливается всеми цветами радуги ­ раздолье для фотографов. Вот змеевидный коралл Colpophyllia natans. На 1-ый взор он кажется очень томным, но под водой невесом. А рядом ­ глазчатые кораллы Montastrea cavemosa, истинные гиганты. Время от времени они добиваются полутора метров в высоту. От пламенного коралла Millepora complanata лучше держаться подальше ­ может «укусить».
После ныряния и катания на черепахе приятно стоять на краю Рифа и глядеть в бесконечность ­ в пучину Тихого океана. Обед на понтоне, посреди волн и легкого бриза, кажется в особенности смачным. Большие тигровые и царские креветки, копченые осьминоги и кальмары, различные рыбы, приготовленные на гриле, морские гребешки и лобстеры а­ля термидор ­ далековато не полный перечень блюд из меню. Плюс прохладное белоснежное вино, смывающее привкус моря. И свора дельфинов на горизонте.

Острова в океане

На последнем берегу Около Рифа размещено более 100 маленьких островков, на которых можно уединиться и организовать для себя отдых по вкусу. К примеру, Bedarra Island. Идиллия из садов и тропического леса. Тут можно спрятаться от мира в одной из 15 шикарных вилл (все с видом на океан), всасывать дары моря, нырять и наслаждаться подводной жизнью и заряжать солнечные батареи собственного организма на белом песке пляжа либо у бортика бассейна. На этот полуостров не допускаются малыши до 16 лет. И верно. Отдых просит сосредоточенности.
Либо, скажем, Heron Island на южном окончании Рифа. Он окружен белоснежными песками, прозрачными водами и замечательными по красе коралловыми рифами и не напрасно считается государственным природным заповедником. Это наилучшее место для дайвинга на всем северо­восточном побережье. На белых пляжах с октября по апрель загорают толстые морские черепахи. Тут можно купаться, следить за экзотичной флорой и фауной, заниматься дайвингом, снорклингом, огромным теннисом, ходить на рыбалку, и никто вас не потревожит. Уединенность и покой гарантированы. Только вы и океан. Атмосфера интернационального курорта успешно гармонирует с практически нетронутой природой. На последнем берегу
Magnetic Island, наверняка, наилучшее на земле место для дайвинга. Плюс волшебные пляжи из кораллового песка, красивые гостиницы и опять­таки фактически нетронутая одичавшая природа. Есть даже своя колония коала. Lizard Island и Hayman Island ­ одни из самых дорогих и популярных курортов в мире. Исключительный комфорт, неповторимая кухня, рыбная ловля, непревзойденный дайвинг (скаты, манты, мурены и пр.), теннис, круизы, поездки к рифам, водные лыжи, бассейны.
Полуостров Фрейзер, лежащий фактически в центре Восточного побережья континента, ­ наикрупнейший на земле песочный полуостров, славится своими песчаными дюнами, пресноводными озерами (само по себе необыкновенное явление для песочного острова, со всех боков окруженного океаном) и частыми встречами с китами и дельфинами в прибрежных водах. Брэмптон, Хэмилтон, Дэйдрим, Орфеус, Фицрой и Грин, также огромное количество маленьких, нередко безымянных островов и рифов, венчающих подводные массивы Огромного Барьерного рифа, более демократичны, но более презентабельны.

Миллион лет до нашей эпохи

На последнем берегу Шоссе выходит к океану и бежит по утесам повдоль квинслендского побережья. Качается от ветра травка повдоль дороги. Панорама потрясающая: белоснежные песочные бухты и темные скальные глыбы. Тучи на верхушках, а у воды ­ солнце и радуга. Дождевой лес совершенно близко. Когда въезжаешь в него через арку из веток, попадаешь в зеленоватый мрак и сырость. Молвят, что дождевой лес ­ самый старый лес на Земле. В Австралии не покидает чувство, что конкретно тут наша планетка, поточнее, ее флора и фауна, сохранилась в первозданном виде, что конкретно таковой была Земля миллионы годов назад. А ведь и впрямь, Австралию пощадил ледниковый период. И птицы и животные, не ведая угрозы, укрылись тут, на последнем берегу…
Вот вышагивает как на ходулях страус эму. Вот двухметровая ящерица бунгарра, либо «скаковой варан», ужаснувшись чего­то, кидается к наиблежайшему дереву и взмывает как на крыльях на самую вершину. А вот свернулся на ветке калачиком курносый коала. Либо опоссум, который тихо и неприметно появляется перед вами и начинает пристально вас рассматривать. Либо птица мэгпай, видимо, потомок птеродактиля, так как от ее клюва и когтей мучаются велосипедисты. Дальше по списку: какаду, попугаи, соколы, фламинго, ибисы, пеликаны… И все свободно парят в воздухе, полностью не опасаясь человека. Они здесь хозяева.

Евгения КВИТКО

Аналогичный товар: Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.