Из Египта в Судан

СУДАН

Из Египта в Судан передвижение по автодороге запрещено: египетские власти установили приблизительно 300-километровую погранзону на юге страны. Потому из южноегипетского городка Асуан в Вади-Халфу, первую суданскую деревню, прогуливаются раз в неделю пароходы по Нилу. Пароход везёт, кроме людей, различный груз: от гниющих помидоров до роскошных кроватей и кресел египетского производства. Проезд человека стоит $20, автостоп неосуществим.
На пароходе в Судан плыли также шестеро зарубежных туристов – два японца, два австралийца и два европейца. Одни желали просто добраться до Хартума и возвратиться в Египет; другие же намеревались пройти трансафриканским маршрутом. На данный момент единственный реальный маршрут, пересекающий Африку с севера на юг, проходит через Египет, Судан и Эфиопию; путь по Западной Африке, очень сложен и ненадёжен из-за штатской войны в Конго. Потому что паром из Египта в Судан прогуливается раз в неделю, все иноземцы, желающие пересечь Африку сверху вниз, накапливаются к этому парому. Обычно их от 5 до 10 человек; означает, всего на покорение Африки отчаливает около 200 «буржуинов» в год.
«Буржуины» на нашем пароме 1-ый раз были в Африке, и я на правах гуру стал учить их, рекомендовать, в какие страны лучше поехать и какие дороги избрать. Все они желали, прибыв в Судан, сесть в Вади-Халфе на поезд и поехать в Хартум. Я отговорил их от этой скучноватой затеи.
– Это неинтересно! Два денька по пустыне в душноватом переполненном поезде, и позже приедите сходу в столицу. Двигайте по дорогам, на грузовиках! Это малость подольше, но вы увидите, как живут люди в суданских деревнях, увидите реальную Африку – а по другому для чего вы сюда поехали? Вы что, поездов не лицезрели?
Иноземцы поразмыслили и согласились с моим советом. Позднее мы с ними пересекались. Бедные буржуины! Ну и проклинали они, наверное, меня! Ведь всего некоторое количество дней пути на грузовиках по пустыне («реальная Африка!») способны измучать даже самого «экстремального» буржуйского туриста. Но только не русского!
За последние 4 года Судан поменялся. На юге страны началась добыча нефти; в казну потекли нефтяные средства. Пограничная Вади-Халфа обзавелась новым зданием таможни (ранее вся таможня умещалась на старенькой барже, к которой и причаливал пароход); чиновников стало в три раза больше, а процесс заезда и таможенного дизайна – в два раза подольше. В здании таможни появились даже менялы – ранее 1-ые некоторое количество дней по Судану нам приходилось ездить без средств, ибо никто тогда не знал, что такое бакс, сколько он стоит и как его поменять. В столице (Хартуме) началось сооружение офисных небоскрёбов по 8-10 этажей, появились бутылированная вода, пепси-кола и соки в пакетах, даже началось создание мороженого, которого в прошлые приезды нам найти нигде в стране не удалось. Вокруг столицы началось сооружение асфальтовых дорог; в больших городках появились на рынках китайские продукты.
Так что цивилизация наступает, но исключительно в городках. В деревнях как и раньше нет электричества, люди доброжелательны и добры, как тыщу годов назад, и хоть какой суданец, лицезрев вторженца, грезит зазвать его к для себя в гости и накормить. Питьевую воду берут из Нила, готовят пищу на огне, не глядят телек и не дискуссируют нехорошие мировые анонсы. Муэдзины призывают на молитву, строители лепят дома из глины (прямо на ваших очах), а пару раз в неделю грузовики, останавливаясь, подбирают всех накопившихся пассажиров.
В Хартуме самоходная дама Нота отделилась от нас. Она поехала в Южный Судан (туда, где уже 25 лет идёт штатская война), мечтая добраться до городка Джуба (местный аналог Сурового, только сложнее попасть). Оказалось, что автодорог туда нет, нужно плыть по Нилу, ввысь по течению, гидростопом. Нота села на попутный пароход, но он шёл очень медлительно: у парохода не было якоря, и каждый вечер он был должен садиться на мель, чтоб за ночь его не снесло назад на север. А днем все пассажиры и капитан прыгали за борт и сталкивали пароход с мели. Ночкой же плыть не могли, потому что у парохода не было электричества. Через некоторое количество дней он сломался, Нота дождалась другого парохода и скоро достигнула г. Малакаль (на полпути до Джубы), где и была арестована за отсутствие регистрации. Некоторое количество дней она провела в кутузке, потом её депортировали в Хартум (на самолёте с русскими лётчиками), где ещё некоторое количество дней продержали, позже зарегистрировали и отпустили. Нота поехала в Египет и улетела домой.
О регистрации. При заезде в Судан каждому человеку ставят в паспорт штамп: «Регистрация в течение 3 дней». Как и в Рф, иноземец в Судане должен зарегистрироваться (платно) по месту пребывания, а при желании куда-то поехать должен получить в местном КГБ пермит – разрешение на передвижение, и на новеньком месте вновь зарегистрироваться (уже в 24 часа). Это, дескать, диктуется заботой об иноземцах: «Это для вашей же безопасности. Страна у нас большая, дороги нехорошие. Если, упаси Аллах, вы кое-где потеряетесь, а ваши родственники, друзья либо ваше посольство будут вас разыскивать – где вас находить и выручать?» На постах автоинспекции в Судане иногда инспектируют регистрацию, но мы показывали справку АВП, и это обычно проверяющих удовлетворяло.
В прошлые годы нам удавалось избежать заморочек. Но суданцы взяли пример с русских властей и сейчас на выезде из Судана, в пограничной деревне Гуллабад, всех иноземцев, не прошедших регистрацию, «регистрируют» на выезде. Как и в Рф, иноземцу поимка без регистрации обходится в 500 р., и с нас пробовали вытрясти эту сумму ($17)!
Мы твёрдо произнесли, что платить не будем, а если нас не выпустят, то останемся жить в Гуллабаде; лучше проедим обозначенную сумму, чем отдадим её ментам. После длительных дискуссий нас отпустили с миром.

Аналогичный товар:
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.