Есть кто в шатo?

Есть кто в шатo?   Практически любой из 400 замков равнины Луары хранит свои истории любви, верности, предательства…Шато Эней ле Вьей (Chateau d’Ainay-le-Vieil) во времена Жанны д’Арк принадлежало хранителю казны Карла VII, которого незаслуженно обвинили в измене королю. Праотцы сегодняшних его хозяев, чей род всходит к X веку, правильно служили королям династии Валуа, Бурбонам и Наполеону Бонапарту. А сейчас основная страсть, которая соединяет воединыжды всех членов большой семьи, – это сады. Неслучайно конкретно Эней ле Вьей был избран для того, чтоб представить знатокам новый вид ирисов, крёстной которого стала популярная французская писательница Анна Гавальда.
Фото: chateau-ainaylevieil.fr

Розы заместо ружей

Грозные стенки средневекового замка с бессчетными бойницами и ласковый розовый сад – конкретно этот контраст больше всего поражает сейчас в Эней ле Вьей. Его не напрасно именуют «луарским Каркассоном»: столетиями обладатели этого шато обязаны были жить за тройной линией укреплений.

Наружняя стенка, которую уже снесли, останавливала 1-ый напор врага. Ров глубиной в восемь метров не давал подобраться поближе и установить лестницы для штурма. А основная стенка замка изобиловала ловушками и скрытыми переходами. Если же противникам всё-таки удавалось просочиться вовнутрь, то оборона длилась из донжона, укреплённой башни среди двора. В общем, тем, кто жил в этом замке в XII-XIV веках, не позавидуешь.
«Луарский Каркассон» – средневековый замок Эней ле Вьей. Фото создателя

Зато в эру французского Возрождения обладателям Эней ле Вьей уже ничто не грозило, и можно было сосредоточиться на благоустройстве местности, а не на её укреплении. Традиционный сад Ренессанса во Франции (конец XV – начало XVII вв.) предполагал много цветов и воды, которую «оформляли» в виде каналов, каскадов либо прудов. И несколько

веков основным украшением числились розы.

Лилии либо ирисы?

Есть кто в шатo?   Сегоднящая владелица замка баронесса Мари-Соль де ла Тур д’Овернь поведала «АиФ. Европа», что розарий сохранился только благодаря стараниям её мамы. В XX в. Эти цветочки стали считаться старомодными и начали исчезать из садов и парков. Но её мать любила розы и, вопреки новым веяниям, сохранила 10-ки видов. Причём отдавала предпочтение традиционным «ренессансным» – белоснежным и тем, что покрашены во все мыслимые цвета розового. «Ко двору» Эней ле Вьей не были допущены кричаще-сексуальные красноватые и красные тона.

Ещё одним цветком-фетишем этого замка стал роскошный ирис. Голубой с белоснежным, охряной с карим, жёлтый с голубым, оранжевый, фиолетовый и розовый – посреди 800 видов ирисов можно отыскать практически все цвета, которые смогла придумать природа.

В этом году в Эней ле Вьей был представлен новый ирис «Жак Кер»: с венчиком золотого цвета, необычным образом переходящего в насыщенный бордо нижних лепестков. «Крёстной матерью» выступила популярная французская писательница Анна Гавальда. «У меня есть домик в равнине Луары, я считаю, что это самое красивое место во Франции, неслучайно его так обожали повелители. Естественно, я тоже выращиваю цветочки, и а именно ирисы, в особенности люблю тот сорт, который именуется «сибирским», – поведала она «АиФ. Европа».

Кстати, историки считают, что именитые царские лилии на гербе Фpанции сначала были совсем не лилиями, а… ирисами. Типо поэтому, что повелитель Хлодвиг в V в. выручил для себя жизнь, укрывшись от противников в зарослях ирисов около пруда. Но следующие правители сочли изнеженную лилию более царской, ежели одичавший «болотный» цветок.
Фото создателя. «Луарский Каркассон» – средневековый замок Эней ле Вьей.

Любовь и измена

Есть кто в шатo?   Окрестили новый ирис, который презентовали в этом году в равнине Луары, в честь бывшего обладателя замка. Аристократ Жак Кер, хранитель царской казны Карла VII, преобразовал Эней ле Вьей в центр тогдашней светской жизни. Но настал момент, когда он попал в немилость к коpолю. В истории безобразный и завистный Карл VII остался как человек, который был всем должен Жанне д’Арк и кинул её при первой же способности. Жак Кер тоже стал очень уж независящим и воспользовался огромным авторитетом и в обществе и в политике – самое время обвинить его в измене. Замок был конфискован, а Жак Кер обязан бежать… Поразительный факт: соседи так его уважали, что не брали замок у короля до того времени, пока не пришло весть о погибели его бывшего обладателя.

Сегодняшние хозяева шато тоже могут повытрепываться родством с самыми известными семьями Франции. Особенная гордость рода – Жан Батист Кольбер, министр денег Людовика XIV, с именованием которого даже связано целое направление в экономике – кольберизм.

От другой родственницы, близкой к царскому двору, осталось уникальное наследие: сейчас в Эней ле Вьей можно узреть драгоценности и личный перстень царицы Марии-Антуанетты. Их она дала собственной придворной даме, когда после плохого побега из Парижа её совместно с Людовиком XVI и детками расположили в замок тамплиеров. Оттуда повелитель отправился на гильотину, а царица в другую кутузку. Но спустя три месяца и её прекрасная головка покатилась по желобу гильотины. А драгоценности остались в семье хозяев Эней ле Вьей, и обнаружилось, что именитая личная печать Марии-Антуанетты сразу является и маленькой музыкальной шкатулкой. И сейчас та немудрёная, переливчатая мелодия – последняя, которую слышала в собственной жизни Мария-Антуанетта, звучит для гостей замка…

Есть в истории его хозяев и собственный «герой-любовник». В юного красавчика-маркиза была влюблена Полина, ветреная и прелестная сестра Наполеона Бонапарта. Вообщем все лица владельцев Эней ле Вьей на семейных портретах и фото поражают красотой. Мари-Соль де ла Тур д’Овернь в юности напоминала Брижит Бардо. Ну и в 65 лет её глаза остались поразительно голубыми. Самая младшая посреди 6 малышей, баронесса по супругу, княжеского рода по рождению, Мари-Соль занимается не только лишь своими угодьями, да и является вице-президентом Фонда парков и садов. Он помогает собственникам маленьких замков, у каких «в хозяйстве» имеются ландшафтные объекты, общепризнанные самобытными, но средств, чтоб самим поддерживать их в соответствующем состоянии, не хватает. Уже несколько веков конкретно сады являются душой замков равнины Луары: французские с их симметрией и рафинированностью; английские, в каких природный «беспорядок» кропотливо срежиссирован; итальянские, где обыгрываются и оформляются фруктовые деревья. Когда-то французские садовники помогали создавать парковые ансамбли для русских царей, а сейчас в июне приезжают на выставку «Императорские сады России» в Санкт-Петербург, чтоб участвовать в возрождении традиций паркового искусства.
На фото – владелица замка Мари-Соль де ла Тур д’Овернь.

Создатель: Вера Медведева

Аналогичный товар: Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.