Экзотическая окраина

Экзотичная окраина

Можно, естественно и на авто ездить по Кунаширу… Автомобилей 20, наверняка, на полуострове есть, но на вездеходе удобнее, так как общая протяженность грЭкзотичная окраинаунтовых дорог менее 100 км, а асфальтовой вообщем, км 10. Потому Кунашир – без машины.
Неподалеку от моря размещено пресное озеро, а с наиблежайшей сопки можно посмотреть на совершенно близкую Японию
Кунашир – полуостров в составе Курильского архипелага. Он протянулся на 123 км с юго-запада на северо-восток. В самой узенькой части его ширина составляет 4 км, в самой широкой – 30 км. Эти и другие энциклопедические данные можно отыскать и в путеводителе. Еще ценнее выяснить о личных впечатлениях человека, принимавшего жаркие серные ванны у подножия вулкана и поднимавшегося к его типичному предохранительному клапану – фумароле. А еще заглянуть в глубины Охотского моря и научиться верно готовить чилимов – прибрежных креветок. По степени удивления поездка на Кунашир может соседствовать с экзотичными турами – захватывающе и ни на что не похоже.
Жаркие ванны в прохладном краю
Кунашир – самая что ни на есть окраина Рф. Далее только Тихий океан да южноамериканская Аляска у северо-восточного конца Курил. Японский полуостров Хоккайдо – юго-западнее. Добираться на полуостров из Москвы – это 10 часов лета, позже ночь ожидания и еще 1,5 часа в небе, если повезет и над полуостровом не будет сильной облачности.
Озеро Кипящее в кальдере вулкана Головинино, вода в нем жгучая
Поездка на Кунашир – это, естественно, не экстремальный туризм в традиционном осознании выброса адреналина, но по степени удивления полностью может соседствовать с экзотичными турами – неопасно, захватывающе, ни на что не похоже. Такое путешествие для обитателя европейской части Рф сопоставимо с погружением в виртуальную действительность, где можно назначить любые условия – розы на горах, тропические заросли под водой.
От малеханького аэродрома, больше схожего на сельский магазин с футбольным полем, раскрывается вид на одну из местных достопримечательностей – вулкан Менделеева. Сюда можно забраться прямо с дороги, ведущей в Южно-Курильск. Чтоб дойти по тропинке до кратера, время от времени приходится лезть практически на четвереньках под переплетением лианоподобных растений.
У подножия Менделеевского вулкана можно принять серные ванны – жаркие источники всюду и часть из их выложена плиткой, как в бассейне. Жаркую воду отыщите и у моря, источники выходят время от времени прямо в полосе прибоя. Одной ногой стоишь в воде +30+40 градусов, другой – в +15°С.
Вулкан Тятя, самая высочайшая точка Кунашира. Часто дымит, а на его склонах много фумарол и жарких минеральных источников
Из поселка Южно-Курильск в неплохую погоду виден вулкан Тятя (самая высочайшая точка Кунашира – 1819 м), который нередко заглядывает за облака. Правда, добраться до него стремительно не получится – вулкан размещен в удаленной северной части острова. Дороги туда только вездеходные.
Япония рядом
По всему Южно-Курильску, как мать-и-мачеха либо одуванчики в Москве, вырастают ирисы. За городом картина повторяется – неограниченное количество голубых ирисов, к которым добавляется желтоватая и рыжеватая лилии, ковры из красноватого стелющегося шиповника.
В нескольких километрах от Южно-Курильска начинается основная достопримечательность острова – Курильский заповедник, занимающий практически третья часть острова. Природа Кунашира похожа на подмосковную, но тут листья крупнее, заросли гуще, плюс примесь экзотичных растений.
На Кунашире сильно много малеханьких водопадиков, хотя рек на полуострове нет. Зато есть маленькие озера
До домика смотрителя ехать недолго, правда, в неких местах из дороги торчат полуметровые камни. Машина медлительно и осторожно, угрожая развалиться, протаскивает по ним свое брюхо. В сторожке нет ни электричества, ни воды (только ручей и печка), так что все (генератор, бочку солярки, баллоны, компрессор…) тащим с собой – по другому не зарядить батареи камеры и баллоны акваланга.
Смотритель ведает о недавнешнем визите медведя, но мы не очень верим – вдруг байки для туристов. Но скоро, прогуливаясь к морю и недалекому озеру (метров 20-50), обнаруживаем медвежьи и лисьи следы, переползающего дорогу японского полоза. На морском берегу попадаются камешки с высеченными иероглифами и остатки старенькой японской дороги, которая, располагаясь на тыщах свай, шла когда-то повдоль самой кромки прибоя.
Япония рядом – до Хоккайдо по прямой через пролив меньше 40 км, поближе, чем до хоть какого русского острова. Ночами на обратной стороне залива видны огни поселков, свет фар проезжающих по японским дорогам машин. Через пару дней с Хоккайдо к нам придет циклон, дождик будет лить некоторое количество дней, мешая погружаться, и мы обследуем все округи сторожки – и заброшенную танковую батарею, и сопки, и пару озер. К нам в гости придет двухгодовой мишка и будет пару часиков бродить в 50 метрах от сторожки, по пригорку и есть огромные зонтичные лопухи хрустя ими на всю округу.
Наша цель – фумарола
В 1-ый солнечный день мы совершаем прибрежное паломниЭкзотичная окраиначество – не отходя далековато от сторожки, погружаемся на местном пляже, и сходу, не успев опуститься поглубже 3-х метров, лицезреем неограниченное количество камбал, бычков, заросли водных растений. В подводных лесах, практически продираясь меж стволами и кустиками карих водных растений, находим луг из зеленоватых, очень схожих на высшую травку, водных растений, где прячутся прибрежные креветки – чилимы.
Даже в сухом гидрокостюме через 40 минут съемки очень замерзаешь – вода +14°С. Мы садимся в лодку и отправляемся повдоль берега, немного согреваясь привезенным из Москвы коньяком. Наша цель – фумарола, типичный предохранительный клапан вулкана, выброс из под земли вулканических газов и кипящей воды.
На русском берегу на сопке, из леса, подымается грибовидное скопление пара – это фумарола. Мы причаливаем к берегу, окрашенному в карий цвет отложениями солей серы, и утоляем жажду из ручья, берущего начало в жарком источнике наверху. Вода не очень смачная, но незапятнанная.
Начинаем подъем в «серную преисподнюю». Практически через 10 метров от берега обнаруживаем медвежьи следы. Идем по ним повдоль водопадиков, мимо огромных лопухов, лилий, лиан. За еще одним извивом ручья обнаруживаем маленький островок, на котором посиживают три голубых махаона. Бабочки мгновенно взмывают, завидя нас, и уже не опускаются на землю, не давая нам их сфотографировать.
Через час пред нами возникает кусок фумаролы. Она чуть дышит. Видны маленькие струйки газа, желтоватые пещерки, сделанные серными кристаллами вокруг потухших выбросов. Но это еще не преисподняя. Берем малость в сторону и вот она – безпрерывно кипящая, свистящая, бьющая из-под земли фумарола. Никаких перерывов меж выбросами – пар лупит из под земли повсевременно, с шумом уносясь ввысь.
Мы спускаемся и уезжаем к точке погружения – маленький каменистой бухточке, образовавшейся в итоге извержений и землетрясений. Пока мы переодеваемся, пара нерп издалече следит за нашими действиями. Позже, утратив энтузиазм, они исчезают под водой.
Гастрономические фантазии на лоне природы
Погружаемся… В объектив сходу попадают сады – быстрее даже тропические заросли – из водных растений. Растительности под водой, кажется больше, чем над водой – в лесу, на сопках. Все стенки и дно бухточки усеяны водными растениями и животными, схожими на актинии, схожими на сиреневые цветочки, схожими на рыжеватые грЭкзотичная окраинаибы-дождевики, ни на что не схожими, но всех цветов и цветов. Очень пестро.
На полуострове обитает бурый камчатский медведь, которого отличают мелкие размеры и огромные уши
Окоченев под водой в очередной раз, но отсняв еще 40 минут прекрасных сюжетов, мы вылезаем на сберегал. Солнце, перевалив полдень, освещает наш «цирк» – каменную полукруглую вертикальную гору, на неприступных вертикальных стенках которой вырастают лишайники, белоснежные осторожные цветы и, естественно, желтоватые лилии-саранки и одичавшие голубые ирисы. Местами видна вулканическая лава, застывшая сотами, как будто-то выточенная тыщами ручейков. Бухту ограждают большие камни, меняющие собственный цвет зависимо от освещения – сероватые деньком, на закате они становятся совсем рыжеватыми. Закат уже скоро. Мы ждем его, усевшись на огромные теплые камешки, любуясь на спокойное море, на снег на склонах гор Хоккайдо, на кунаширские сопки, на раскинувшиеся веером над морем облака. Cегодня на ужин будет подножный корм. В кунаширском меню: трепанги, малость икры морских ежей, также креветки в вареном и жареном виде. Прибрежные креветки еще вкуснее и слаще магазинных. Только-только выловленных, живых креветок кидают в ведро с морской водой и варят.
Предаваясь гастрономическим фантазиям, собираем фото- и видеоаппаратуру и прощаемся с бухточкой. Гидрокостюмы и бокс сохнут на нагретых камнях под вечерним нежарким солнцем, отдыхая перед завтрашним погружением.

Аналогичный товар: Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.