Дорога к хламу

Дорога к хламу Слам (slum) — новое слово в туриндустрии, с британского переводится старенькым «трущобы», приставленное к слову туризм обозначает тип путешествий, в каких объектом энтузиазма становятся беднейшие места мира и их жители.
Гулять по китайским хутунам, бразильским фавелам либо известному бомбейскому району Дхарави можно было и ранее. Гулять там в одиночестве, естественно, никто не рекомендовал, но упрямые путники находили обходные пути, прятали в гостиничных номерах ценное и рвались в чем-нибудь немарком фотографировать и нюхать. Спрос на это неброское очарование был нерегулярным, и до недавнешнего времени тяжело было представить для себя, что появится хоть какой-либо официальный рынок «трущобных услуг».
В Рио местные гиды стали водить по фавелам группы иноземцев еще в девяностые. Невзирая на то что до выхода кинофильма «Город Бога» оставалось лет 10, турист шел косяком, не опасаясь физической экзекуции. Равномерно местные обитатели пообвыклись, стали пореже грозить незнакомым людям огнестрельным орудием и до сего времени с наслаждением осваивают новый рынок сбыта обычных сувениров растительного происхождения.
Туристы бесстрашно и, обычно, без последствий начали фотографировать места, о существовании которых запамятовали даже бразильские полицейские. Сейчас в одном только Рио дюжина агентств реализует путешествия в магическую страну бедности и беззакония.
Два года вспять слам-туризм — либо, как еще его не полностью деликатно называют, «пуризм» (от poor — бедный) — стал модным и в трущобах Бомбея. Как городские власти объявили о планах застройки неблагополучного района небоскребами, группы неуместно белоснежных людей гуськом захлюпали по проулкам Дхарави. Экскурсии проводятся трижды в денек, желающих больше, смелая бизнес-идея основоположников трущобного турбюро преобразуется в удачный start-up. Цены бросовые — сияние и бедность индийских предместий можно узреть за каких-либо без малого восемь баксов. Схема сработала стремительно: в этом районе, где не встретишь мусора, так как все понадобится в хозяйстве, на средства сытых и нетактичных туристов открыли школу, в какой малышей учат британскому.
Время от времени программки слам-поездок похожи на предложения прошвырнуться в концлагерь. В Разделяй за 5 баксов можно два часа следить за молодыми беспризорниками на жд вокзале. Тоже в неком смысле исчезающий вид — большая часть из этих малышей пару раз в денек нюхает клееобразную шпатлевку. Они нередко хворают, время от времени туберкулезом, потому за время экскурсии можно будет узреть не только лишь, как они дремлют, голодают и прогуливаются по перрону, да и как за ними ухаживает доктор. Над программкой продолжают работать; от экскурсантов поступали жалобы: обещали показать ребят за работой — они собирают пустые пластмассовые бутылки повдоль путей, — но не проявили, потому было скучно. Отдыхающих требуют не расслабляться — мальчишки бывают агрессивны и могут внезапно поруха. Еще одна странность — все гиды тут бывшие беспризорники, заработанные средства они полностью отдают местным филантропам на реабилитацию «вокзальных детей».
В Мексике приходской священник из городка Масатлан организует туры в стиле white trash — он возит туристов на гигантскую городскую свалку, где местные бомжи копаются в мусоре. За проезд средств не берут, полагается только угощать туземцев сэндвичами и незапятанной водой из бутылки. На такую экскурсионную поездку попасть грезят многие, но приходится ожидать собственной очереди. Сотки и тыщи людей с высшим образованием и фотоаппаратом почему-либо выбирают, куда в последующий раз отправиться глядеть на грязь, бедность и заболевания. И позже не смущяются, гневно обосновывают на форумах туристских компаний, что отпуск провели верно, что чувство такта тут ни при чем и что все это им для чего-то очень необходимо.
Слам-туристы в чем либо напоминают персонажа «Повинной головы» Гари: то же коллективное безотчетное первого мира — стыд перед третьим. Все эти трущобные метания — сплошная неловкость, не очень понятно, что необходимо сделать: приобрести свистульку, дать средств, поглядеть в глаза, щелкнуть на память. Удивительно, что такое количество людей, не носивших пробковых шлемов, ощущает себя обязанным вступить в Корпус мира, а когда их не пускают, тыщами отправляются волонтерствовать к черту на кулички с ранцем и за свои.
Молвят, что в ближайшее время в экскурсионных группах на вокзале Разделяй можно повстречать и российских туристов. Тем, кто приезжает туда из Москвы, Екатеринбурга, Верхней Салды и Нижневартовска, видимо, тоже не хватает сильных воспоминаний, они рассчитывают отыскать там меж индийских рельсов нечто, чего не бывает на родине, чему наверное имеет смысл ужасаться и что уж точно выбьется из ряда обычных городских воспоминаний.
Это как тест: если пробило, если порог перейден — означает, не напрасно носишь шорты и фотоаппарат на груди, ты уже не с ними, не с развивающимся в картонных коробках миром номер три. А если жутко и жалости не ощутил — означает, заниматься слам-туризмом еще рано. Многие ворачиваются разочарованными — в Рф таковой туризм уже издавна есть, просто он в неком смысле принужденный, для собственных. А здесь — новое слово специально для людей первого мира.

Текст: Петр Мансилья-Круз
Иллюстрация: Кирилл Глущенко

Аналогичный товар: Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.