Черная гура

В горах спрятался..

Темная гура Будванская Ривьера – самая пользующаяся популярностью часть Черногорского Приморья – очень невелика. Маленький старый город Будва, потом несколько курортных поселков: Пржно, Бечичи, Рафаиловичи, Свети-Стефан. А меж ними или утес, или узенькая бухта, врезающаяся в лохматые заросли. И на каждом повороте – то церковь, то монастырь. Кажется, что среди таковой красы можно только славить Творца и, как произнес бы Том Сойер, день-деньской ходить с арфой.
Несколько крутых поворотов по Ядранскому пути – и вдруг из густой листвы и хвои, из желтоватых зарослей жуки (премилый местный лютик высотой в человечий рост), из серо-зеленых оливковых веток выныривает тихий, комфортный, весь в цветах город Петровац-на-Мору. Он расположился на берегу бухты, как будто дремлющий на коленях у владельца кот. Около него два островка-утеса – Катич и Неделя, до которых российские туристы обожают добираться вплавь.
Отель, где я тормознула, прячется посреди оливковых деревьев, стопроцентно изолирующих один двуэтажный мини-корпус от другого. Густой пучок камнеломки вырастает прямо из ствола пальмы, на верхушке которой распевают птицы, а ветки лезут прямо на балкон. Тишь. Слышно только, как жужжат насекомые, бурчит что-то зеленоватый Ядран, да под кипарисом чисто непосредственно разбираются местные коты.
НА ОДНОМ ЯЗЫКЕ
В Петроваце две православные церкви – Црква Свети Томе, другими словами Свято-Фоминская, и Црква Свети Илиjе, другими словами Ильинская, также католический костел. Снаружи они схожи, как схожи практически все черногорские храмы, построенные по старому, с тех пор когда православие и католичество еще не разделились, проекту: прямоугольное здание, заместо купола – крыша «домиком», как в монастыре Святой Екатерины на Синае, над входом в храм – звонница треугольной формы. Возжженные свечки ставят в влажный песок.
Служба стопроцентно понятна: она идет, как и в российских храмах, на церковнославянском языке, обычном нашему уху. В Рф богослужение музыкальнее – благодаря усилиям императрицы Елисавет Петровны. Она, сама любительница петь на клиросе, выслала в Италию юного музыканта Дмитрия Бортнянского, сделавшего российское церковное пение более мелодичным. Зато в Сербии и Черногории сохранились древнейшие распевы, совсем у нас позабытые.
В тот денек в Петроваце отмечалась память страдальца Иоанна-Владимира Сербского. Именинником был девятилетний Владо, его привели предки и дед с бабкой – америкосы, репатриировавшие на старости лет. Черногорец-дед и болгарка-бабка до сего времени разговаривают меж собой по-английски, но устои веры хранят. Местный батюшка освящал именинный каравай. Он взял в руки белоснежную булку (естественно, не испеченную английской бабулей, а приобретенную в местном гипермаркете Voli vas voli) и начал ее медлительно крутить. Каждый, кто стоял рядом, старался прикоснуться к караваю. После молебна каравай разрезали, намазали каждый кусок орехово-яблочным джемом, тоже освященным, и угостили всех собравшихся, без исключения. В Рф об этом обычае только песня сохранилась: «Как на Вовины именины выпекли мы каравай – вот таковой вышины, вот таковой ширины», ну и сами-то именины у нас на данный момент отмечают изредка. Не то что деньки рождения.

Куда указует десница?

Темная гура Меж Будванской Ривьерой и Цетине раскинулось Каменное море – так именуют местный пейзаж. Повдоль серпантина через каждые 100 метров на камнях нацарапан телефон автодорожной службы. Иноземцы, которые берут авто напрокат, заруливши на вертикальные горы, в отчаянии звонят в местный «Автодор» и требуют забрать их совместно с оплаченной тачкой подальше от всех этих удивительных красот.
Цетине на данный момент вновь объявили столицей Черногории. Будет грустно, если этот сонный городок забьют авто пробки, но решение в целом правильное. Тут появилось 1-ое правительство южных славян – Дукля. Тут же находится храм, в каком хранятся мощи Петра Цетиньского, митрополита Черногорского и огромного друга Рф.
В Черногории 970 тыщ обитателей, много этнических албанцев. А сколько же фактически черногорцев? Сами они в ответ на этот вопрос шутят: «Если с русскими, то 200 миллионов, а без российских – три грузовика». Никогда черногорцам не удавалось очень расплодиться. То неприятельские набеги, то междоусобицы. Со всем этим решил покончить мальчишка из княжеской семьи Петровичей-Негошей, в двенадцать лет ставший монахом по имени Петар. До октябрьского переворота Петр Цетиньский был обширно известен в Рф. На данный момент имя этого святого фактически позабыто. Восемнадцатилетним он попал в Россию, где прожил всего только год. Но этого оказалось довольно, чтоб раз и навечно обусловиться в геополитике. «Молись Богу и держись Рф», – написал он в собственном духовном завещании. Кстати, Наша родина, в благодарность за союзническую поддержку в борьбе с Наполеоном, назначила Черногории каждогодние субсидии.
В той же раке, где покоятся мощи преподобного Петра Цетиньского, находится и основная святыня Черногории – десница Иоанна Крестителя, которая в 1917 году была перевезена из Рф в Югославию. К этой святыне, руке, крестившей Спасателя, приезжает большая часть российских паломников, не исключая и меня. Я заказала молебен, купила «прави тамjан» – местный ладан, кипарисовый крестик и браслет из малеханьких древесных иконок.

До неба высоко, до царя далековато..

Темная гура Высоко в горах – село Негуши, откуда родом вся царская династия Негошей, в том числе и преподобный Петр Цетиньский. Все население Негушей занимается созданием известного негушского пршута – копченой свинины. Путешественника, попавшего сюда, сходу тащат в коптильню, где томятся у потолка свиные окорока, угощают белоснежным хлебом с пршутом и сыром. Пршут очень сытный: съешь четыре куска – и 5 часов не охото мыслить о еде.
Мясо и напитки в этих краях недороги (прочее – практически вровень с Москвой, а то и дороже, потому что все привозное). Мягенький, ароматный хлеб местной выпечки длительно не черствеет. В Негушах предлагают и вино, и ракию, и медовуху, но я избрала светлое местное пиво Nik Gold – тонкое, с легким медовым цветом. Еще есть черное пиво «Никшичко». В уважающих себя прибрежных ресторанах варят домашнее пиво.
Вообщем в Черногории все напитки крепче, чем может показаться «на 1-ый глоток». При всем этом снутри основного вкуса прячется некий сокрытый колер – будто бы песенный припев с другим ритмом и мелодическим рисунком. Из бардовых сухих вин особенной популярностью пользуется дешевый, за полтора евро, Vranac (в переводе – «вороной жеребец») – его, также местный рислинг обычно подают в гостиницах к ужину. Потом, отдав подабающее годовалому «Вранацу», я раскошелилась на более дорогой Vranac Pro Corde двухгодовой выдержки, с написанным на этикетке личным номером каждой бутылки, и была вознаграждена! Последующим шагом была покупка нескольких бутылок Vranac Pro Corde на подарки. В этой же категории удачно выступил сербский виньяк (высоко оценен в Москве) и лозовица – виноградовая ракия (затмила фуррор виньяка). Самой для себя я подарила ликер Gorki List, ложечку которого отлично добавлять в мороженое и кремы.

Монастырский тур

Темная гура Фирменный «Монастырский тур» включает Острог, Режевичи и Прасквицу. Монастырь Режевичи, осторожный, с отреставрированными фресками и прекрасным видом на море, действовал и в социалистической Югославии. Мудрейший игумен отец Мардарий дипломатически сосуществует с хоть какими властями. Режевичи – на полной самоокупаемости благодаря оливковой роще. В окружении славятся местное оливковое масло первого отжима и оливковое же мыло, полезное для ослабленных химзавивкой либо расцветкой волос. Каждому, входящему под сень «святыя обители сия», преподносят стопочку лозовицы.
В Прасквице не удалось повстречаться с настоятелем папой Димитрием, качественным костоправом: он был в отъезде. Гостей воспринимала его матушка. Пока старушка возилась с лозовицей, я углядела на стенке приемлимо православной светлицы картину, изображающую совет сербских князей намедни Косовской битвы. «Сербы – единственный люд, который гордится своим поражением», – произнес наш гид. Вправду, на Косовом Поле силы сошлись заранее неравные. Православные вышли против турок на верную погибель. Предпочли погибнуть, но не сдаться. Не случаем конкретно в Сербии в первый раз началось почитание царя-мученика Николая II, чей фотопортрет в Прасквице тяжело не увидеть: тут не нужно разъяснять, почему царю-неудачнику можно и необходимо молиться. Тут знают, что павший в битве за правое дело, хоть и проигранной на земле, становится непобедимым на небесах.
80% земель Черногории – горы и только 20% – равнины. По наибольшей из их протекает стремительная зеленоватая речка Зета, на ее берегах большие городка Подгорица и Никшич, и по пути из Приморья в Острог урбанизированные пейзажи невольно притягивают собственной нетипичностью для этого пасторального края. На оборотном же пути не охото созидать ничего, не считая монастыря: в это время суток его освещает солнце, и далеко-далеко виден белоснежный Введенский храм, вырубленный прямо в горе, а вверху над ним, на горе – белоснежный каменный крест. Подъем к этому храму не представляет особенной трудности для тех, кто всходил хоть в один прекрасный момент на гору Синай…

Село Стефанчиково и его жители

Отдохнув от разъездов, я не пожалела 37 евро (15 евро на такси туда, 15 евро – назад, плюс 7 евро входной билет), чтоб побывать в уникальном отеле Будванской Ривьеры, который издавна уже стал визитной карточкой черногорского пляжного отдыха. Свети-Стефан – остров-отель, соединенный с континентом маленьким насыпным перешейком. На этом полуострове жил некогда отважный клан Паштровичей, очень отлично защищавший средневековых черногорцев от набегов турок и пиратов. Не считая увитых плющом домиков, плотно прилепившихся друг к другу, на небольшом каменном полуострове – целых три маленьких православных церкви: во имя святого первомученика архидиакона Стефана (она и отдала заглавие острову), Троицкая и Александро-Невская (на данный момент закрыта, в отличие от иных – действующих). Ах так молитвенны и благочестивы были сии суровые Паштровичи!
В 1954 г. правительство СФРЮ отселило потомков Паштровичей из Свети-Стефана, им выплатили компенсацию, а полуостров перераблотали в самый крутой отель. Тут охотно вспоминают именитых постояльцев, от Софи Лорен и Сильвестра Сталлоне до Екатерины Андреевой, которая ездит в Свети-Стефан с мужем-черногорцем. На вкусный кусочек не так давно раскатал губу некоторый русский олигарх. Местные власти под различными предлогами не позволили ему приобрести Свети-Стефан: как-никак, тут все-же Паштровичи, а не Абрамовичи…

Аналогичный товар: Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.